Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:17 

"Лесная сказка", Люк Паскуалино/Джек О`Коннелл, NC-17

шоггот [DELETED user]
Название: Лесная сказка
Автор: сэра ффитч
Пейринг: Люк Паскуалино/Джек О`Коннелл
Рейтинг: NC-17
Категория: slash
Жанр: РПС
Размер: большой мини
Саммари: моя версия случившегося в пятой серии третьего сезона. Точнее, во время съемок пятой серии третьего сезона. Луна и лес, все на месте))

Дисклаймер: Вооот, а то я поначалу забыла прикрутить к этому делу дисклаймер) Вощем, все совпадения случайны, события вымышлены, побочные эффекты возможны, перед реальными гражданами извиняюсь)



"Остерегайтесь луны" ©


- Да где он там, ччерт? Мы опаздываем, какого хрена?

- Эй, Пол, мы трогаемся, дождетесь – догоняйте!..

- Вот дерьмо. Я же пять раз повторил – через полчаса на стоянке, чертовы детишки… Джек! Эй, Джек, сбегай, посмотри, какого он там копается. Через пять минут чтобы оба были здесь! И хватит дымить, вы достали, разуй глаза и прочти гребаную табличку!.. Неужели так трудно хоть делать вид, что вы соблюдаете эти сраные правила…

Джек ухмыльнулся про себя, отшвырнул сигарету щелчком к ограждению стоянки, и, не слушая дальнейших стенаний Пола, потрусил к гостиничному подъезду. Вообще, он был своим парнем, этот Пол, и никогда не сходил с ума по пустякам. Но сегодня другое дело, всем пришлось встать рано, все злились, и Люк опаздывал. Он точно схлопочет по башке, когда Пол его, наконец, увидит.

У двери в номер он помедлил секунду, переводя дыхание, торопливо стукнул два раза, и толкнул – оказалось не заперто. В комнате царил сущий бедлам: все пространство между шкафом и кроватью было вперемешку завалено сумками, одеждой, измятыми журналами, еще не пойми чем, поверх кучи тряпья валялся перемотанный проводом фен, а из рукава какой-то куртки торчал зеленый кроссовок. Посреди всего этого безобразия копошился Люк, выискивая что-то на дне огромной дорожной сумки.

- Ты чо, чувак, решил покончить с собой? – Джек оперся спиной о стену, с улыбкой наблюдая за другом, - На кой хер ты отключил телефон? Пол сейчас тебя отпиздит… битой, не меньше.

- Главное, чтобы он не совал ее мне в жопу, - не оборачиваясь, пробурчал Люк, продолжая свои поиски. Он доставал оставшиеся вещи и одну за другой отправлял их на кучу хлама, и был при этом так сосредоточен, что, казалось, сейчас нырнет в черное нутро с головой.

- У нас пять минут.

- Отвали, котик, за пять минут мы все равно ничего не успеем… - машинально огрызнулся он в их обычной, доведенной до автоматизма, манере. Шутки дурачащихся мальчиков на ура шли в ход, когда нужно было сморозить дежурную глупость, и не отвечать нормальными словами на нормальный вопрос.

- Так я скажу, что ты не едешь?..

- Ддддда, ссссука, вот!.. – вместо ответа проорал Люк, подскакивая над сумкой, - я же помню, что клал ее именно сюда!

В руке он держал что-то блестящее, а когда повернулся к Джеку, тот увидел, что друг скалится и сияет ничуть не меньше блестящей штуки, сжимаемой в пальцах.

- Короче. Я никак не мог ее найти весь вечер, поэтому вчера ты остался без подарка.

- Это ничуть не расстроило меня, приятель. Думаешь, я сильно переживал без пластикового черепа или свечки в форме…

- Заткнись. Я купил ее специально для тебя, черт, не мог не купить, когда увидел. В настоящей антикварной лавке на Сонна Роса… смотри.

Люк разжал ладонь, и на указательном пальце повисла вещь, глядя на которую Джек тут же забыл о ждущем на стоянке помощнике продюсера, о том, что они уже опаздывают черт знает на сколько, и о том, что их обязательно отымеют за такие фокусы. Это была цепочка, выполненная из какого-то тусклого металла в форме тонкой змеи, причем настолько искусно, что можно было различить каждую чешуйку на длинном теле. Люк принялся медленно перебирать ее пальцами, и Джек увидел маленький кулон в виде змеиной головы, сделанный в мельчайших подробностях – плоская заостренная мордочка, два зеленоватых глаза, тонюсенький раздвоенный язычок. Кулон медленно покачивался между смуглых пальцев и Джек поймал себя на том, что, не мигая, рассматривает его, при этом глядя прямо в две зеленых точки. Это было… странно. Но она выглядела такой красивой и завораживающей, что… хотелось присесть, и… и… В кармане громко затренькал и завибрировал телефон. Джек вздрогнул и моргнул. Люк смотрел на него, довольно улыбаясь во все зубы.

- Чччерт… - выдохнул Джек, потирая рукой лоб, а второй выуживая мобильник, - Это же… блядь… Да, да, Пол! Мы уже идем, выходим… - скривившись, он отодвинул от уха трубку, из которой неслась отборная брань.

- Сейчас случится гребаное восстание машин, - подмигнул он Люку. Тот подхватил свой рюкзак, и, захлопнув, дверь, они наперегонки помчались по узкому коридору.

* * *

Когда вопли Пола, наконец, затихли, а микроавтобус отъехал от города на приличное расстояние, Люк снова достал цепочку. На этот раз он не стал вертеть ее, просто впихнул Джеку в ладонь и улыбнулся. Они сидели в самом дальнем углу маленького салона. Кроме них в машине были только Пол, устроившийся рядом с водителем, да какой-то тип из технической группы, которого они толком не знали, - все остальные уехали раньше, не дожидаясь опаздывающих «засранцев», если использовать терминологию помощника продюсера.

- Люк, какого черта, я не могу это взять, - нахмурился Джек, прислушиваясь к тому, как шероховатый металл холодит пальцы. Тот вопросительно приподнял брови.

- Не нравится?

- С какой радости ты мне даришь такие дорогие… эээ… штуки?

Люк громко расхохотался, откидываясь на спинку сиденья. Уши техника были заткнуты плеером, а Пол демонстративно не обращал на них внимания после недавнего скандала.

- Ты же знаешь, что нет ничего дорогого и невозможного, когда речь идет о тебе, сладкий! – он, привычно кривляясь, приблизил лицо вплотную к лицу Джека, так что последние слова влажным выдохом скользнули по щеке. Но тот, по-прежнему хмурясь, отстранился.

- Харош, придурок.

Люк вздохнул и выпрямился.

- Бля, Джек, я купил ее за копейки, серьезно. Мы гуляли по Сонна Роса и я зашел за каким-то чертом в один из этих маленьких магазинов. Увидел, и спросил о цене из любопытства. Я тоже сначала подумал, что она должна стоить как самолет. Но хозяин назвал мне вообще смешную сумму и рассказал, что это подделка. – Он пожал плечами и снова заулыбался, - а тебе, идиоту, надо было поднять свой унылый вой и испортить всю мазу… уууу, сладкий!.. Надо было брать молча, - Люк снова, привычно дурачась, толкнул друга в плечо.

Джек улыбнулся в ответ. Нет, ну каков, придурок, а?

- Ладно. Спасибо, бля… сладкий. Лучше расскажи, как съездил? Ты ж вчера только жрал «Лондон Прайд» и нихера толком не рассказывал.

Люк мечтательно закатил глаза и залыбился, как кот, наевшийся сметаны.

- Это были ахуенные четыре дня, чувак. Мексика – страна сисек и задниц…

- Это про Бразилию!

- Черт с ним, не суть, ты слушай, что я тебе говорю.

* * *
В лесу оказалось неплохо. Нет, даже по-настоящему здорово. Пол нашел место в нескольких милях от удаленной трассы, куда не доносился ни шум машин, ни другие звуки, нарушающие иллюзию полной изоляции и, блядь, единения с природой. Где дня три, если повезет, и не меньше недели при скверном раскладе, им предстоит изображать драму, приправленную стимуляторами.

Выбравшись из микроавтобуса, Джек потянулся и зевнул. Серое небо вверху оказалось густо располосовано сплетением веток в кронах, изредка приглушенно чирикали низкими голосами какие-то птицы. Он пошел в сторону поляны, где уже вовсю копошился народ – ставили декорации, выкатывали светобазу, чуть в стороне, в матерчатом шезлонге сидела Кайа и пила кофе. Остальных видно не было. Ему повезло больше других – сцены с его участием начнутся в лучшем случае вечером, когда стемнеет, так что можно было пойти в трейлер и придавить подушку.

Джек замедлил шаг и достал из кармана змеиную цепочку. Или цепочную змею. Темный металл тускло блеснул в сумраке леса. И хотя, солнца не было, два крохотных зеленых огонька словно зажглись острыми бликами. «Я смотрю, тебе тут нравится, дружище», - усмехнулся про себя Джек и принялся изучать застежку. Она была необычной – не просто защелка или крючок с креплением, - один конец цепочки был покрыт резьбой, на манер заостренного болта, а второй заканчивался углублением, куда эту резьбу следовало вкручивать. Просто и удобно, странно, что такие ему раньше никогда не попадались. Он закинул змейку на шею и на ощупь закрутил застежку. Цепочка опустилась под рубашку, непривычно скользнув по груди. Да уж, Люк странный приятель. Но отличный друг, этого не отнять.

* * *
Всю вторую половину дня Джек прошивался возле съемочной площадки, от нечего делать, вышучивая Кайю или Лизу, от чего те, наконец, стали путать реплики, а все остальные смеялись невпопад. Пол, в конце концов, выпроводил его, заявив, что если будет продолжаться в том же духе, то он самолично привяжет его к полке в трейлере и пройдется по заднице ремнем. На что Кайа резонно заметила, чтобы Джек не уходил, потому что порка - и есть то самое, о чем по-настоящему мечтает Пол. И что нужно уже порадовать беднягу. Под общий хохот и ругань Пола, Джек удалился с площадки фирменной походкой Кука, заложив руки в карманы брюк. Сцены с его участием в тот день снимать так и не начали.

Поздно вечером, когда он уже честно пытался уснуть, хотя сомневался, что это получится, в трейлер вернулся Люк. Он был в той же одежде, что и во время съемок, только куртка не сериальная, его. В тесном помещении тут же запахло дымом от костра и ночной сыростью. Он возил по лицу влажной салфеткой, а в другой руке сжимал бутылку пива. Усевшись на край Джековой полки, он, гримасничая, склонился к нему и просунул руку под одеяло. Ухватив друга за ногу чуть повыше колена ледяными пальцами, Люк проникновенно выдохнул:

- Мне не хватало тебя, малыш…

Джек, смеясь, отпихнул его руку.

- Лучше бы пивка притащил, жаба.

- Мой котик думал, что я о нем не позабочусь? – многозначительно двигая бровями, Люк полез в карман своей куртки, - Так вот, я принес тебе кое-что получше. Я добыл это с риском для жизни, пока ты бестолково храпел в гребаном трейлере, да.

«Кое-чем получше» оказалась горсть грибов, завернутая во вчерашний выпуск «Геральд Курьер» и Джек сел на полке, откинув одеяло.

- Трофейные, надо же.

- Да не, те были не настоящие, ты чо. А вдруг бы кто-нибудь из нас все-таки польстился и сожрал? Пол никогда не допустил бы такого, а то порол бы не он, а его за срыв съемок, так?

Когда они отсмеялись этой шутке, которая, похоже, теперь войдет в разряд традиционных, Люк добавил:

- Это я сам нашел, лазил во время перерыва тут в округе. Кстати, меньше чем в миле от нас тут есть ручей. И какие-то развалины, похоже, римские еще… Вот сколько всего полезного я сделал, пока ты, засранец, дрых!..

Пока Люк разглагольствовал, Джек натянул штаны и притащил бутылку с водой. Есть грибы, не запивая, - все равно, что жевать труп недельной давности. Так говорила одна его бывшая подружка, и Джек был согласен с ней на все сто.

Они уселись рядом на полке и Люк, протянув руку, зацепил пальцами цепочку на шее Джека.

- Нравится?

- Ага, стоящая штука, спасибо, чувак. Когда мы поедем в Техас, я привезу тебе настоящий ковбойский кольт.

- Лучше, окровавленный стетсон и ухо местного шерифа, - смеясь, они развернули газету и принялись за грибы.

* * *
- Слушай, мы не очень переборщили? – В полумраке и тишине трейлера голос Люка казался странно гулким, - что-то мне не по себе.

- Нормально, расслабься, - отозвался Джек. Он уже чувствовал, что «стартует»: полка под ним, казалось, идет волнами, плавно колышется, а сам трейлер покачивает, словно лодку по морю. Полка Люка, которая сейчас пустовала, казалась ослепительно ярким пятном в свете подвесной лампы, и Джек заворожено следил, как она то начинает сиять еще ярче, то покрывается рябью разноцветных точек.

Откуда-то из желудка поднималась приятная щекочущая дрожь, а руки как будто сделались совсем невесомыми, хотелось вытянуться на полке, раскинув конечности, смотреть на потолок и прислушиваться к ощущениям внутри себя. Вот странный комок, вызывающий покалывание и дрожь, катится из груди обратно в желудок, потом скатывается в пах, оттуда - в обе ноги сразу… Джек зажмурился и сглотнул. Потом посмотрел на сидящего рядом Люка. Тот не улыбался и выглядел бледным. Куртку он давно снял, а пальцы теребили верхние пуговицы тенниски. Джеку вдруг представилось, что в лесу, наверное, сейчас клево – прохладно, деревья, мох, ну, и… луна. Чуть в стороне от основного стройного ряда помелькала мысль, что соваться на грибном в ночной лес – не самая лучшая идея, но эта мысль была такой слабой и одинокой, что очень быстро оказалась затоптанной более сильными собратьями. Поэтому Джек, не сводя взгляда с соседней полки, по которой на этот раз вились спиралевидные змейки, легко тронул Люка за локоть.

- А?.. – Отозвался тот. В голосе слышалось напряжение, похоже, грибцы пошли не очень.

- Гулять пошли, - прошептал Джек. И ему тут же показалось, что тихий шепот эхом разлетелся по крохотному трейлеру.

- З-ззачем?

- Тебе лучше станет на воздухе. И отвлечешься. А то ты как-то… - Джек не закончил. На пустой противоположной стене начали скакать странные прозрачно-серые тени, они гонялись друг за другом, кружились, потом вдруг, бросались врассыпную, и он тщетно пытался предугадать траектории их движения. Очнулся он только когда Люк потряс его за плечо. Джек удивленно сморгнул и увидел перед собой друга, уже одетого в куртку, и нашаривающего в карманах сигареты.

- Пойдем, - отрывисто бросил он Джеку, кивая на дверь. Тот послушно встал с полки.

* * *
Они прокрались между трейлерами к кромке леса. Если кто-нибудь засечет, что в такое время они болтаются по округе – неприятностей не миновать. Джек на ходу застегнул молнию на куртке, было действительно зябко. Деревья в темноте почему-то не казались такими большими и величественными как днем, а луна, так ясно представлявшаяся Джеку в трейлере, пряталась за чернильно-кружевными облаками. Но ему нравился запах леса – густой, сырой дух, в котором смешивалась трава, мертвая и живая древесина, мох, влажная земля и колючая прохлада. Когда они отошли от лагеря, Джек ухватил Люка за рукав, останавливая.

- Куда пойдем-то?

Люк поначалу пожал плечами, но потом оживился:

- О! А пошли к тем развалинам, которые я нашел днем?

Джек неожиданно для самого себя прижался к нему и прошептал:

- Только если ты возьмешь меня за руку, сладенький.

Похоже, для Люка это было не менее неожиданно, потому что он снова вздрогнул и легко отшатнулся. Обычно инициатором таких дуракаваляний, будь то на людях, или вдвоем, всегда был он, а Джек только подыгрывал. Но потом рассмеялся, ухватил Джека за теплую ладонь и в тон ему протянул:

- Кооотик, я даже могу тебя обнять.

Смеясь, они пошагали между деревьями в самую чащу.

* * *
- Мы точно правильно идем?

- Малыш, до тебя еще не дошло? Я собираюсь затащить тебя в лес и трахнуть, - с этими словами Люк резко остановился, развернулся к Джеку и громко гавкнул ему прямо в ухо. Да так, что того аж передернуло.

- Макаронник хуев, попустило тебя, ага? Лучше бы ты снова загинался и…

Люк вдруг ухватил его за плечо и приложил палец к губам.

- Тише, бля… тихо. Ты ничего не слышал?

- Я слышу только одного засранца и его кретинские шуточки…

- Да заткнись ты, наконец, О`Коннел! – голос Люка понизился до тревожного шепота. – Послушай.

Джек все-таки прислушался, хотя почти был уверен, что это очередные упражнения друга в экспериментальном юморе. Он хорошо помнил, как тот однажды целую неделю морочил ему голову, что Кира, помощница осветителя, запала на него, но боится подкатить сама. Он поверил, и уже почти решился как-то проявить инициативу, потому что Кира была ничего девчонка. Но в тот же вечер нашел в номере записку, приколотую к подушке и написанную почерком Люка: «Джек, я долго думала, и решила, что не хочу разрушать ваше счастье. Не буду стоять между вами, мальчики, поэтому забудь обо мне и… ДАЖЕ НЕ ДУМАЙ, ТЫ ПРИНАДЛЕЖИШЬ МНЕ, СЛАДКИЙ, ПОНЯЛ?!» Наверное, в этом месте по задумке Люка следовало, блядь, помереть от смеха. Хахаха. Так что, он не очень доверял попыткам привлечь его внимание к каким-то звукам, которых он и не слышал вообще.

- Да прислушайся ты, идиот!.. – Люк все так же держал Джека за плечо, даже склонился к нему ближе. Брови сошлись на переносице, нижняя губа закушена, черт, что бы там ни было, похоже, он и в самом деле это слышит.

- Это грибцы, чувак, расс…

И тут он и сам услышал – смех. Громкий хохот где-то в отдалении среди темных деревьев. Стало не по себе, Джеку показалось, что за воротник куртки упало несколько ледяных капель. Он тряхнул шеей, отгоняя неприятное ощущение.

- Черт, правда.

- Вот! Я же говорю, бля, там кто-то есть.

- Пошли нахрен отсюда. Хуевое это место для грибного трипа, - смех повторился. Кто бы там ни ржал, он был там не один, точно.

- Да ты что? Только мы набрели на приключения и валить? Я не узнаю тебя, мужик! – Люк отпустил его плечо и упрямо шагнул в сторону, откуда доносились звуки.

- Ты хочешь туда сходить? – Идея Джеку нравилась не особенно. Да что там, не нравилась совсем.

- Само собой! Мы ща пойдем туда и посмотрим, кому это так весело. Прикинь, может, нам повезет, и мы попадем на настоящую лесную оргию! – К Люку уже вполне вернулось его обычное придурялово и он многозначительно округлил глаза. – Пошли, не стой столбом!

Облака растянуло в стороны и почти в самом центре темного неба засияла луна. Деревья вокруг залило холодным бледно-фиолетовым светом, и Джек увидел, что Люк решительно развернулся и потопал дальше. Досадливо покачав головой, он пошел следом.

* * *
Притаившись за кустами, они наблюдали за двумя нечеткими фигурами в свете костра. Похоже, это были охотники. Во всяком случае, подле одного из них Джек различил ружье. Они передавали друг другу большую бутылку какого-то пойла и трепались в голос, периодически разражаясь хриплым раскатистым хохотом, который они и услышали десятью минутами раньше. В нескольких метрах от костра стояла большая палатка. Ничего интересного. Никаких оргий, лесных ведьм или карликов, скачущих по поляне, даже завалящей компашки пьяных подростков. Мужики с ружьями, бухают у костра, невидаль, блядь. Он уже собрался предложить Люку убираться отсюда и поискать приключений в другом месте, когда за спинами громыхнуло хриплое:

- Таааак, что это тут у нас?..

От неожиданности Джек чуть не вскрикнул, только в последний момент ему удалось подавить уже готовый вырваться возглас. Люк рядом тоже вздрогнул, да так, что, даже не прикасаясь к нему, Джек почувствовал вибрацию. Чертовы грибы и чертовы приключения.

За их спинами обнаружился бородатый амбал, из тех, которые очень в тему смотрятся у большущих, сияющих хромом мотоциклов. И чтобы на голое тело была надета кожаная жилетка, а все руки исколоты татуировками. Были ли у этого татуировки, Джек не знал, потому что вместо голой жилетки на нем была стеганая джинсовая куртка с меховым воротником. Но зато у него было ружье, и ружье это он недвусмысленно направлял на них. Джек с грибной ясностью, которая иногда фокусирует внимание на деталях, в другой момент и незамеченных бы, различил взведенный курок.

- Ээээ… Мы просто шли тут мимо, - заговорил Люк. Его голос показался Джеку совсем глухим и едва слышным, - и мы сейчас уйдем. Ничего такого… ладно? – он примирительно кивнул в ту сторону, откуда мы пришли. Громила дружелюбно улыбнулся, но ружья не опустил.

- Конечно, уйдете. Только сначала я познакомлю моих друзей с гостями. Нехорошо ведь уйти, не представившись.

- Да какие проблемы вообще? – не выдержал Джек, - мы шли мимо, увидели костер, глянули, что там такое. А сейчас мы просто пойдем дальше.

Тип с ружьем внимательно их рассматривал, продолжая улыбаться.

- Невежливые щенки какие, - круглая голова на толстой короткой шее качнулась, демонстрируя неодобрение, - я их в гости зову, а они…

- Да нет, мы, пожалуй, обойдемся без гостей, - поспешно вклинился Люк, - нас уже ищут, наверное, так что мы двигаем отсюда.

- Опустите ружье, пожалуйста, - добавил Джек, вытягивая перед собой руки ладонями вперед, чтобы показать, что в них ничего нет. Люк полез в карман куртки за сигаретами. Ружье тут же качнулось в его сторону:

- А ну, вынь руку из чертова кармана. И оба пошли к костру. Быстро, - при этом улыбка с волосатой рожи сползла и амбал сплюнул себе под ноги.

Джек подумал, что они точно пропустили первый гол. Один-ноль, команда «Лесная быдлота» ведет в счете. Он толкнул Люка локтем, чтобы тот не вздумал огрызаться, потому что уже представлял себе, какие слова сейчас может употребить друг и какая реакция на них может последовать от этого придурка с ружьем. Люк только пожал плечами и демонстративно направился к поляне. Джек почувствовал озноб, ночной холод уверенно заползал под куртку, водил металлической лапой по груди, спине, шее, опускался под ремень джинсов. «Отпускает, что ли?», - подумал он, шагая вслед за другом.
Двое у костра, похоже, уже основательно пьяные, обрадовались их приходу не на шутку:

- Заааак! Ох, ты только погляди! Дружище Джонни вернулся, да не один, с компанией! – захохотал один из них, прикладываясь к бутылке. Тот, кого он назвал Заком, тощий тип в бейсболке и засаленными длинными волосами, с готовностью заржал в ответ.

- Мальчики решили заглянуть на огонек? Присаживайтесь ребята, дяди вас не обидят!..

Бородач с ружьем кивнул в их сторону:

- Шастали по кустам. Нигде нет спасения от испорченных детишек, даже в чертовом лесу!

- Точно, Джонни, точно, - басил первый. На нем была грязная красная толстовка, и дутый теплый жилет поверх нее.

Джек, само собой, и не думал присаживаться. Шутки, похоже, закончились, и надо было проваливать как можно скорее.

- Извините, но мы не можем задержаться, - озвучил его мысли Люк, - нас ждут, мы тут не одни.
Он стоял чуть в стороне и Джек чувствовал, что друг очень хочет закурить, но не решается совать руку в карман. Ох, понесло их, он же, блядь, говорил! На слова Люка эти трое никак не отреагировали, зато Зак повернул свою бейсболку козырьком назад и дернул Джека за руку. Пальцы у него оказались липкие и какие-то тошнотворно горячие.

- Ээээй, а ты смазливый, крошка! - хохотнул он и потянул его к себе, предлагая сесть рядом. Джек выдернул руку и отшатнулся в сторону.

- Какого, блядь, черта?! Никому тут не нужны проблемы, ясно? Все, мы уходим, - он кивнул Люку и повернулся, собираясь уйти. Не станут же они стрелять, в самом деле? Но Джонни, тот, который с ружьем, тут же преградил ему путь и отрицательно покачал толстой шеей.

Неожиданно, из-за спины Джека появился Люк, он слишком резко двигался, слишком быстро подался вперед, замахиваясь. Не успел Джек и глазом моргнуть, как бородатый Джонни перехватил кулак друга и быстрым коротким ударом в лицо сшиб его с ног. Прежде чем Джек впечатал ему носок ботинка куда-то в необъятный живот, Джонни хищно склонился и ударил Люка еще несколько раз. Его собственный пинок на громилу, словно, и не подействовал, а больше приложить его он не успел – Зак и Красная Толстовка через секунду скрутили ему руки за спиной и повалили на землю лицом вниз.
При этом кто-то из них, смеясь, рухнул на него сверху и принялся тереться пахом о его задницу. Джек чувствовал эти омерзительные движения не только задницей, но и всем телом, грибное восприятие никуда не делось, и от этого было совсем гадко.

- Слушайте, нас будут искать! – повернув шею так, чтобы нос не утыкался в резко пахнувшую прошлогоднюю листву, выкрикнул он. Люк лежал в полуметре от него и, похоже, все еще был без сознания. Джек видел только его правую щеку – смуглая кожа была перепачкана красным.

- Рад, что это тебя утешает, малышка, - дохнув ему в лицо перегаром, протянул тот, кто на нем корячился. Судя по свалившимся Джеку на щеку сальным прядям, это был Зак. Джонни тоже склонился к нему и, улыбаясь, со всей силы заехал ему кулачищем в скулу. Перед глазами запрыгали мерцающие искры, и Джек почувствовал себя персонажем мультика, у которого после удара вокруг головы вьются звездочки.

- Это, чтобы тебя малость поуспокоить, соска. Типа, про-фи-лак-ти-ка, - и дружки поддержали его громовым ржачем, словно он только что невероятно остроумно пошутил.

- Диз, помоги-ка мне перевернуть детку, - ощупывая пальцами его задницу, пробормотал Зак, - хочу посмотреть, что у него в штанах.

Сознание тут же услужливо подсунуло Джеку ощущение, словно ему в пах сыпанули горсть могильных червей вперемешку со скорпионами. «Надо сейчас вывести этих козлов из себя, пусть отметелят до потери сознания. Люк, счастливчик…» - тоскливо подумал он, чувствуя, как четыре лапы перекатывают его на спину. Ноги у него были свободны, поэтому, первое, что он сделал, когда Зак опустился перед ним на колени – это изо всех сил заехал ему по яйцам. Получилось, честно говоря, не очень, потому что тянуть ногу вперед было неудобно. Но разозлить их ему удалось, да. Джонни тут же поставил ногу в тяжеленном армейском ботинке ему на шею и надавил, а Красная Толстовка с размаху припечатал его в солнечное сплетение. Вместе с адской болью в горле и гулом крови в ушах пришла мысль, что он, похоже, «уплывает». Последнее, что Джек почувствовал, - как кто-то рванул ему на груди куртку, а следом рубашку, и луна исчезла.

* * *
Он понял, что пришел в себя, когда услышал в темноте крик. То есть, Джек обозначил это как крик, потому что слова, которое бы как следует подходило к тому, что он услышал, он не знал. Это был не то вой, не то визг, который точно никак не мог издавать человек. Он начинался хриплым басом и поднимался вверх до самого тонкого фальцета, такого, что Джек почувствовал, как под закрытыми веками дрожат глазные яблоки. Он с трудом разлепил глаза. Шею и горло адски саднило, нос жгло, казалось, что он занимает поллица. Кое-как, приподнявшись на локтях, он уставился перед собой. В глазах все двоилось, и понять, кто там орет и почему, было невозможно. Он опустил голову – куртки на нем не было, а пуговицы на распахнутой рубашке оказались вырваны с мясом. И не было змеиной цепочки. Люк! Он медленно покрутил шеей, выискивая вокруг друга. Через пару секунд взгляд более-менее сфокусировался и он увидел, что Люк пришел в себя, и сейчас сидит прямо на земле, уставившись перед собой. Да что за, черт, там такое?!

Джек снова повернул шею, казалось, что она сейчас заскрипит как несмазанное ржавое колесо. Ко всему прочему, в лесу поднялся ветер и он, дрожа, стянул на груди разорванную рубашку. Особенно сильный порыв швырнул ему в лицо несколько прошлогодних листьев, и Джек все никак не мог понять, что, блядь, творится. Тут облака снова разошлись, обнажая холодную металлическую луну, и в ее свете он увидел. Зак, тот, который елозил недавно по его заднице, стоял у потухшего костра и бешено размахивал руками, словно пытаясь стряхнуть с себя муравьев, блох или каких-нибудь зеленых чертей. Без бейсболки, с разлохмаченными грязными волосами и совсем безумным взглядом, он напоминал алкаша, застигнутого белой горячкой. Чуть в стороне топтались Джонни и Красная Толстовка, морды у них были обеспокоенные, но приблизиться к приятелю они, вроде как, не решались.

Рот на лице Зака превратился в огромную черную дыру и занимал всю нижнюю часть лица. Джек понял, что он сейчас заорет за секунду до того, как тот на самом деле заорал, и машинально зажал уши пальцами. Потому что этот вопль, похоже, должен был переплюнуть предыдущий. Ветер вокруг взвихрил листву еще сильнее, кроны наверху зашелестели, но даже сквозь шуршание и зажатые уши, мозг Джека прошил кошмарный вой. Пожалуй, он с уверенностью мог сказать, что самым страшным впечатлением той ночи стали именно эти зубодробительные вопли.

При этом Зак продолжал махать руками, он беспорядочно то вскидывал их, то опускал, молотил себя по телу. Джеку уже подумалось, что он точно переборщил с каким-нибудь жестоким дерьмищем, как вдруг он увидел это. Ветер чуть стих, луна словно взбесилась, немилосердно поливая все вокруг колючим светом. По лицу Зака от шеи ко лбу протянулось что-то черное и тонкое. Веревка. Толстая проволока. Живая. Оно на мгновение замерло, проползло по глазницам, и скользнуло к носу. Сам Зак тоже затих, больше не размахивал руками, только трясся крупной дрожью. Изо рта-квадрата на подбородок выпала толстая нить слюны, тут же весело заискрившаяся в лунном свете. Наконец, оно нашло, что искало – кончик носа Зака и ловко скользнуло ему прямо в ноздрю. Джек услышал шипящий свист, с которым оно втягивалось внутрь, хотя, возможно, это просто показалось.

Зака, между тем, по-прежнему трясло, дрожь становилась мельче и чаще, через полминуты после исчезновения черного шнурка в ноздре, он вибрировал словно миксер. Его руки снова взлетели к голове, и он принялся колошматить себя за волосы. Джек, не мигая, смотрел и не мог заставить себя отвернуться, не мог схватить Люка за руку и проорать, чтобы они бежали, съебывались, пока не поздно, пока на них никто не обращает внимания. Тут Красная Толстовка, замерший в стороне, вдруг заверещал тонким голосом, больше похожим на писк, сорвался с места и скрылся среди деревьев. Джонни, разинув рот, продолжал стоять и смотреть на Зака.

А тот вдруг снова прекратил дергаться. Застыл с пальцами в волосах и совершенно неописуемым выражением лица. Если это все еще можно было называть лицом. В свете луны Джек четко различал капли пота на его лбу, слюну на подбородке и шее. Откуда-то из-под волос робко вытекла тонкая струйка крови. «Он, блядь, что, рвал волосы вместе с кожей?» - подумалось Джеку, и он тут же почувствовал, как его собственные на голове шевелятся и приподнимаются. Тут Зака снова начало трясти, только в сто раз хуже. Это даже была не дрожь, и не тряска, а какой-то дикий сумасшедший танец. Джек услышал громкий лязг, - то сошлись вместе распяленные Заковы челюсти. И еще появилась кровь. Сначала из носа, два небольших, но уверенных ручейка, потом изо рта, - она просачивалась между плотно сжатых губ и казалась в серебристо-фиолетовом свете черной. Зак судорожно прижал ладони к глазам, спустя пару секунд сквозь пальцы тоже потекло, а из носа уже хлестал настоящий фонтан. Через минуту уже ничего нельзя было разобрать – на поляне корчилось и истекало кровью нечто, отдаленно напоминавшее человеческое тело. Все было очень быстро кончено – нечто снова замерло, затем дернулось раз, другой и рухнуло на землю.

Джек заворожено смотрел на эту окровавленную кучу. Потом рефлекторно вскинул пальцы к шее. Провел по тому месту, где меньше часа назад болталась подаренная Люком змейка-цепочка. Это что… она? Перед глазами снова мелькнуло бледное лицо, по которому бойко скользит черный шнурок. Джека передернуло. Он повернулся к Люку – тот сидел в той же позе, что и в самом начале представления и смотрел перед собой.

- Люк. Эй, приятель, - прочистив горло прохрипел Джек. Говорить было невыносимо больно, словно шею и гортань изнутри драли наждачкой. Друг никак не реагировал. - Люк… блядь!

Тот обернулся с таким выражением лица, словно его разбудили во время особенно захватывающего сна.

- А?..

- Хуй на… Пошли отсюда, быстро! Ты как? Голова цела? – прокаркал Джек своим новым скрипуче-хриплым голосом.

Они кое-как поднялись на ноги и Джек, охнув, склонился за валявшейся рядом курткой. Со стороны мертвой окровавленной кучи донесся какой-то скулеж. Джонни. Тот, который первым поприветствовал их в кустах своим ружьем. Он скорчился в три погибели в паре метров от трупа, руками при этом закрывал голову, как в каком-нибудь дешевом ужастике, и протяжно поскуливал. При каждом визгливом возгласе он еще ниже пригибался к земле, словно желая провалиться под нее. И Джек его совершенно за это не осуждал, потому что и сам был очень не против оказаться где-нибудь подальше отсюда. Вот-вот. Надо убираться к чертям. Он подавил сильнейшее желание подойти к воющему куску дерьма и как следует отпинать его на последок, ухватил Люка за рукав и потащил в чащу.

Они брели медленно, то и дело спотыкаясь, и Люк, наконец, не выдержал:

- Чччерт, Джек, давай присядем на пару минут… Я не могу, у меня башка раскалывается.

Джеку не очень хотелось этого делать, но он и сам был не в лучшем состоянии, поэтому, вздохнув, он опустился на прошлогоднюю листву и привалился спиной к стволу толстого дерева. Люк устроился рядом, опершись об него всем корпусом, и Джек почувствовал, что друга мелко трясет. Он закинул руку ему на плечи и притянул к себе ближе. Тот вздохнул, потер лоб ладонью и склонил голову Джеку на плечо.

- Замерз, что ли? – закуривая, пробормотал Джек.

- О`Коннел, эти долбоебы запросто могли тебя трахнуть , - вместо ответа тихо прошелестел Люк.

- Ооо, нет, котик, моя задница принадлежит только тебе, - нервно хохотнул Джек, - ты лучше придумай, как мы будем объяснять Полу…

Люк не дал ему договорить. Он выпрямился, припечатал Джека вплотную спиной к стволу и принялся целовать. Отчаянно, жадно, словно боясь, что тот сейчас его оттолкнет. Ошеломленный Джек поначалу так и собирался сделать, даже поднял руки, чтобы отодрать Люка от себя, но вдруг, с веселым ужасом почувствовал, как внизу живота сладко тянет, а в груди вырастает теплый мягкий ком. Вместо того, чтобы оттолкнуть друга, он обхватил его в ответ и стал отвечать на этот странный поцелуй. Горячо, не менее отчаянно, он прикусывал его мягкие губы, не обращая внимания на режущую боль в шее и в носу. Целуясь, они рухнули на сухие листья, рука Люка забралась ему под куртку, пальцы легко царапнули голую грудь. Джек прижался пахом к его бедру, обхватил ногами, вдавился сильнее. В голове вспыхивало «Что мы делаем, блядь?! Какого черта, нельзя, нельзя!..». Вспыхивало и тут же гасло под напором теплых губ, уже скользящих по его шее. «Вот тебе и котик со сладким, епана…», - в последний раз мелькнуло в мозгу, и Джек, запрокинув голову, хрипло простонал сквозь сжатые зубы. А «котик» и «сладкий», похоже, прекрасно знал, что делал – пальцы ловко расстегнули ремень, прошлись по болтам джинсов, потом на секунду замерли и тут же сжались на отвердевшем члене Джека. Движения были порывистые, резкие, но Джек именно так себя и ощущал, - чтобы его сейчас кто-нибудь отодрал хорошенько. Вытряс бы из него всю душу, выколотил бы своим членом абсурдность только что случившегося.

Люк потянул вниз его трусы вместе со штанами. Глаза у него были совершенно безумные. Стащив с Джека шмотки, он отшвырнул их куда-то в сторону, и снова впился ему в губы. Джек в ответ лихорадочно шарил под его курткой, царапая спину, прижимая к себе плотнее, и когда Люк, оторвавшись от его губ, хрипло выдохнул «Я собираюсь тебя сейчас трахнуть», только кивнул и прикрыл глаза.

Друг облизал пальцы, и Джек почувствовал между голых ягодиц влажную прохладу, потом резкую боль, но только дернулся и со свистом выдохнул воздух. Все правильно. Все как надо. Второй рукой Люк снова обхватил его член, который и не думал опадать, несмотря на тянущую боль в анусе, и задвигал рукой в такт погружаемым в него пальцам.

- Давай уже!.. – Джек подался навстречу растягивающей его руке и сам насадился до основания.
Люк словно только этого и ждал – сдернул с себя штаны и устроился между раскинутых ног Джека. Быстро поцеловал, скользнув языком по нижней губе, поплевал себе на ладонь, несколько раз проехался ею по собственному стояку и приставил головку ко входу. И, все-таки, нерешительно замер.

- Больно будет, - в голосе звучала плохо скрываемая и еще хуже контролируемая похоть, но он сдерживался. Джек представлял, чего это ему сейчас стоило.

- Блядь, раньше надо было думать. Давай!.. – и нетерпеливо подался задницей навстречу. Люк выдохнул и подхватил друга под коленки.

В следующую секунду Джек почувствовал, как от ануса по всему телу острыми всполохами побежала чудовищная боль. Вскрикнул, закусил холодные костяшки пальцев, но не попытался отстраниться. Только опустил ладони Люку на поясницу, словно прося притормозить и дать ему привыкнуть. Тот, тяжело дыша, замер, навис над ним, склонился ниже, прикусил мочку уха и хрипло пробормотал что-то неразборчивое. Через минуту Джек облизал пересохшие губы и чуть заметно дернул подбородком – «Продолжай». Спустя несколько резких движений боль притупилась, словно нерешительно замерла в отдалении, на смену ей снова пришло жгучее, густое, липкое возбуждение. Люк ритмично и глубоко ударялся в него, голова опущена, черная челка закрывала глаза, а Джек крепко зажмурившись, матерился шепотом и вскидывал бедра в ответ. Когда он кончил, Джек едва не заорал от отчаянного разочарования. Слишком быстро, нет, нет, блядь, нет! Люк, переводя дыхание, сдул с глаз прямые пряди и осторожно вышел из него. И, не давая Джеку опомниться, склонился к его животу, чувствительно прикусил кожу возле пупка, а потом буквально насадился головой на его член. Джек выгнулся и низко, страшно застонал. Его несчастное горло уже обессилело к черту, иначе это был бы не стон, а сумасшедший, истошный крик. Всего несколько движений языком, и он кончил, да так, что из легких напрочь вышибло воздух, голова закружилась, а в висках запульсировала боль. И он все-таки вскрикнул, точнее, сухо надсадно заскрипел, ему даже показалось, что он сейчас снова потеряет сознание.

Когда он пришел в себя, то обнаружил, что Люк лежит рядом, положив голову ему на живот и не двигаясь. И Джек вдруг почувствовал какую-то щемящую, совершенно неуместную и необъяснимую нежность к своему странному приятелю. Нащупав пальцами его макушку, он взъерошил густые жесткие пряди и прошептал, улыбаясь:

- Ты был великолепен, котик.

- Ты тоже был неподражаем, сладкий, - донеслось в ответ.

- А сейчас нам стоит все-таки выбираться отсюда.

- И ты, блядь, как всегда прав.

* * *
Съемки пришлось перенести. Пол долго, скучно и грязно материл их, когда на следующее утро увидел две опухшие цветные физиономии – у Джека багрово-синяя правая щека, оцарапан лоб и свернут на сторону нос, а у Люка темно-фиолетовый фингал, захлестывающий через переносицу оба глаза. Насупившись, они в один голос твердили, что напились ночью и спьяну же подрались.
Ребята с веселым недоумением, перешептываясь, пялились на друзей, понимая, что ни о какой пьяной драке и речи быть не может. Все были знакомы уже прилично и прекрасно понимали, какие у кого тараканы, и кто на что способен. Эти двое точно не могли так отметелить друг друга. Кайа пару раз пыталась подкатить к Джеку с расспросами, но была категорично отшита. Больше никто ничего спрашивать не стал.

Пол хмуро потребовал сворачивать лагерь и возвращаться в Бристоль.

* * *
Вечером Люк нерешительно постучал в номер Джека. В рюкзаке звякали пивные банки, и он время от времени трогал пальцами ноющую переносицу. Джек открыл и молча посторонился, пропуская его в комнату. Он был до пояса голым, с мокрыми волосами – похоже, только что из душа.

- Пивка приволок, - кивнул Люк, сдергивая с плеча рюкзак и плюхаясь на разобранную кровать. Джек все так же молча извлек две банки и перебросил одну из них другу. Отхлебнули. Собравшись с духом, Люк начал:

- Джек, я про это…

Джек тут же вскинул руку с выставленным вперед указательным пальцем и резко бросил:

- Нет!

Люк сморщился, словно проглотил неимоверную гадость, сделал еще пару глотков и со вздохом сказал:

- Да я просто хотел спросить, - а что это вообще было?

Джек устало опустился рядом с ним на кровать, повертел в руках банку и тихо пробурчал:

- Как - что? Лесная, блядь, сказка.

@темы: 2 поколение, РПС, фик

Комментарии
2011-03-30 в 01:46 

Black_Broken_Heart
И боюсь всех забыть, а тебя не запомнить...
ахах..это просто нечто
оч понравилось

2011-03-30 в 07:10 

шоггот [DELETED user]
Black_Broken_Heart спасииибо))
они вместе офигенные, фансервис такой фансервис хД

2015-08-09 в 16:42 

бож ,великолепно!
слов нет ,мне нравится :D

   

Skins Slash

главная