08:00 

"Три фэйла и один вин", Макси/Тони, NC-17

Название: Три фэйла и один вин
Автор: сэра ффитч
Пейринг: Макси/Тони
Рейтинг: NC-17
Категория: slash
Характеры: ООС
Таймлайн: около двух лет спустя после окончания второго сезона
Жанр: флафф, многа флаффа)), романс, херт/комфорт
Размер: большой мини или маленький миди
Дисклаймер: Не мои - герои, имена, лица. Мои - слова, острое расстройство психики и справка от тераписта :-Р

Благодарности: tatiana- tiana и reda_79, девочки, без вас это вообще бы не написалось, так что пользуюсь поводом еще раз вас обнять, зацеловать и сказать, что я вас люблю!) :squeeze:
И marina_ri за понимание.
Отдельная огромная благодарность current obsession за объективную критику и честное указание на недостатки, для меня это очень важно *правдивый пафос*. Каррент, спасибо еще раз! :kiss:

Примечание: собственно, главное - ООС, ООС, один сплошной ООС. Чем дальше в лес, тем больше Тони у меня похож на кисейную барышню. Но, надеюсь, это, все же, кого-то развлечет :upset:

Ворнинг!11: сюжет первой главы во многом слизан рассказика, читанного неизвестно когда, и крайне скверно написанного. У меня получилось лучше :secret: Я даже забыла, кто автор. Помню только, что там тоже было котэ и немая сцена в конце))



ПЕРВЫЙ

а давай, как будто праздник,
в небо шарики-салюты,
синий, белый, желтый, красный,
брызги-капельки-минуты,
падаю на ровном месте
зацепиться бы за воздух
там, где нолик, ставил крестик,
там, где рано, ставил - поздно

© Звери


Гулянку никто не планировал заранее, все вышло совершенно спонтанно.

Мишель и Тони приехали в Бристоль всего на два дня и Тони, ни на что не надеясь, скорее для галочки, позвонил ребятам. Как и следовало ожидать, все были где угодно, только не в Бристоле. Последним он набрал номер Макси Оливера и чертовски удивился, когда выяснилось, что тот приехал на уик-энд к родителям. Разумеется, не один, со своим верным Джеймсом, который с него разве что пылинки не сдувал. А может, и сдувал, когда никто не видел. В любом случае это было не важно, и Тони после порции обязательных воплей и приветствий пригласил их к себе. Мама и Эффи как раз уезжали в Лондон, навестить отчима. Антею этот факт ужасно расстраивал и она целый час журила Тони, что он не сообщил об их с Мишель приезде. Но переиграть уже было ничего нельзя, и ближе к вечеру Тони отвез мать и сестру на вокзал.

Когда он вернулся, все уже были в сборе, Мишель даже накрыла в гостиной какое-то подобие праздничного стола. По обыкновению, выпивки было на порядок больше, чем предполагалось употребить. Собственно, как всегда, – смотришь на заставленный бутылками стол и думаешь: бля, я столько никогда не прикончу, потом начинаешь, остальные тебя резво поддерживают, и – хоп! Уже и нет почти ничего.

- Тони, посмотри, что ребята принесли! – Мишель бросилась к нему, прижимая что-то к груди. Тут же выяснилось, что это не что-то, а кто-то – маленький котенок ярко-рыжего окраса. Судя по довольному урчанию, он уже вполне освоился на руках Мишель.

- Ух, ты, - Тони принял у нее рыжий клубок, обернулся к друзьям. Смеясь, он состроил дурацкую гримасу и протянул:

- Чуваки, как это миииило, два гея чинно пришли в гости и принесли в подарок котенка!

Он передал зверя обратно Мишель, крепко обнял Макси, пожал руку Джеймсу. Отметил про себя, что Оливер отлично выглядит – с момента последней встречи волосы у него еще отросли, взъерошенные пряди в свете ламп делали узкое лицо совсем мальчишеским. Когда он притянул его к себе обнимая, то с удивлением обнаружил, что и пахнет от Макси так же как и далекие три года назад, ох, черт возьми, - Сид-девственник, Мэд Твоттер, утонувшая в канале трава, шлюшка Эбби… Почему-то вспомнился именно тот вечер. Бляаааа, как будто сто лет прошло.

- Ну, это не все, что мы принесли, - подхватил Джеймс и картинным жестом извлек откуда-то бутылку виски.

Они уселись за стол, непринужденно болтая. Кот тут же получил кличку, - Мишель заявила, что будет звать его Рыжий и тот, словно соглашаясь, потянулся у нее на коленях.

Было весело: вспомнили учебу в колледже, другие полузабытые истории, тут же травили новые байки. Рассказывали друг другу, кто что знал о ребятах. Время летело незаметно. Как Тони и предполагал, бутылки стремительно пустели.

Наконец, Джеймс, икнув, расстегнул верхние пуговицы рубашки, откинулся на спинку дивана и сообщил, что он «нахрен, готов». Макси, смеясь, положил голову ему на плечо и заметил, что «ага, типа того». Мишель перебросила Рыжего ему на колени и встала, зажимая рот ладонью. Побледневшее лицо не оставляло никаких сомнений в том, куда она сейчас пойдет.

- Тони… мы, пожалуй, домой, - пробормотал Джеймс. Язык у него отчаянно заплетался.
Макси согласно закивал.

- Да че вы, оставайтесь здесь, куда вас понесет в таком виде?

- Ннне… - потряс головой Макси. Светлые пряди упали на лицо и Тони видел только его совершенно невменяемую пьяную улыбку, - у нас с утра этот… как его. Автоообуссс.

Они втроем вышли из гостиной, и Джеймс на негнущихся ногах, то и дело хватаясь за стену, потопал в ванную. Тони вызвал такси, одной рукой придерживая обмякшее тело Макси, который так и норовил завалиться куда-то вбок.

От запаха знакомого парфюма, ставшего, словно, еще резче, кружилась голова. Неожиданно для самого себя, Тони притянул друга ближе и уткнулся носом ему в макушку. Теплый. И такой податливый… Совершенно ошалев, он развернул ни капли не сопротивляющегося Макси к себе лицом, и осторожно поцеловал. Губы были мягкие, теплое дыхание пахло алкоголем и слегка – травой. Снова вспомнилось всякое трехлетней давности, несколько поцелуев из прошлого, а еще время после аварии. Да уж, Джеймс тогда опередил его. А сейчас тормоза отказывали совершенно, и все, что он делал, казалось единственно правильным.

Макси поднял лицо ему навстречу и внимательно посмотрел. А потом сам заворожено потянулся навстречу поцелую, весь расслабленный от выпитого. Тони мягко толкнул его к стене, и, запустив пальцы в волосы на затылке, поцеловал, как хотелось с самого начала – глубоко, тесно, вдавливаясь пахом в живот. Макси в ответ обхватил его за талию, притягивая к себе, хотя казалось, что ближе уже не получится; руки опустились на ягодицы, Тони уже буквально трахал его рот своим языком, да, да, вот так, да. Безумие и жар, хотелось повалиться на пол прямо тут, в прихожей, утягивая Тони за собой, сдирая с него тенниску, запустить пальцы ему под ремень, гладить, сжимать, не останавливаться.

Громкий звук из глубины дома заставил их резко отпрянуть друг от друга. Макси, тяжело дыша, провел рукой по волосам. Глянул наверх. Тони, не отрывая взгляда от его лица, судорожно сглотнул. Звук не повторялся, в прихожую никто не выходил, и он, протянул руку к плечу Макси, собираясь продолжить начатое. Тот совершенно отчетливо понял, что на этот раз они не смогут остановиться и поспешно отстранился, хотя в паху болезненно ныло, а спина покрылась испариной. Он потер пальцами лоб и покачал головой.

- Тони. Нет. Джеймс тут, и Мишель.

- Ну и пусть, - Тони упрямо тряхнул волосами в ответ, и сделал шаг. Макси на автомате чуть отступил назад.

- Почему ты тогда выбрал его? Не могу понять. У нас же было… как надо, я чувствовал, - Тони опустил голову и замер, опершись рукой о стену.

Макси снова отрицательно качнул головой. Губы беззвучно сложились в «нет».

- А сейчас ты любишь Джеймса, - грустно констатировал Тони, отворачиваясь.

- Да, люблю. А ты – Мишель, - Макси направился к выходу, собираясь подождать такси на улице. Где-то наверху скрипнула дверь.

- Джейми! Я на улице! Тут жарко, - громко произнес он, а Тони, словно загипнотизированный, двинулся следом. Джеймс не отозвался.

На крыльце разгоряченной кожи коснулся прохладный воздух. Слабый порыв ветра донес до Тони все тот же невозможный, безумный, пьянящий запах, от которого он натурально терял рассудок. Хотелось сгрести Макси в охапку, целовать-целовать-целовать, оставить следы своего рта везде, где только возможно… Глубоко вдохнув, он бесцеремонно потянул друга на себя, впечатывая в холодную стену дома, там, где от козырька ложится глубокая тень.

* * *
В ванной Джеймс ополоснул лицо холодной водой, пытаясь привести себя в человеческое состояние, но это удавалось скверно. Он привалился плечом к стене, и та сразу поехала куда-то в сторону. Потряс головой, снова открыл кран, принялся плескать себе на затылок. Ничего не помогало, перед глазами все плыло, рот наполнился вязкой слюной – ну ни хера себе он надрался! Хотелось опуститься прямо на пол, прижаться щекой к холодному кафелю и тихо умереть. Нет, так не пойдет. Где же Макси? Держась за стену, он двинулся к двери, по пути опрокинул с полки несколько флаконов, рухнувших с ужасным грохотом.

Выйдя в коридор, он огляделся, слабо понимая, где находится и что происходит. Вокруг все двоилось. Прижав руку к лицу, Джеймс открыл наугад какую-то дверь и попытался сфокусировать взгляд. Так… комната. Сквозь жалюзи пробивался лунный свет, освещая край расстеленной кровати. Из последних сил удерживая равновесие, он доковылял до спасительного спального места и принялся раздеваться. Пальцы не слушались, но Джеймс терпеть не мог спать в одежде. Ага, так. Наконец, удалось избавиться от рубашки, кое-как стянуть штаны… Облегченно вздохнув, он повалился на прохладную простыню, и тут же ушел в глубочайший отруб.

* * *
Услышав какой-то непонятный шум, Мишель очнулась. Надо же, охренеть, она «отъехала» прямо в туалете, перед унитазом, откинувшись на стену. Затылок ныл, пальцы – в чем-то липком, в голове каждые три секунды взрывалась бомба. Да, мягко скажем, переборщили…

На ватных ногах она выползла из туалета, спустилась в гостиную. Там никого не было, только стол с остатками их пиршества, да батарея пустых бутылок на полу. На диване, свернувшись клубком, спал Рыжий. «Ужас. Сколько же я там провалялась?»

Кое-как она добралась до спальни и сразу с порога принялась стягивать платье. Неверный лунный свет выхватывал торчащую из-под простыни голую ступню. «Интересно, а Тони тошнило?», - подумала Мишель и забралась на кровать. Прижалась к теплому боку, уткнулась носом куда-то в затылок и, блаженно потянувшись, закинула ногу Тони на бедро.

* * *
Когда со стороны тротуара запищал клаксон, Тони как раз справился с ремнем штанов Макси и нащупывал застежки. Это было трудно, потому что при этом они продолжали целоваться, Макси пытался притянуть его к себе ближе, забирался руками в волосы, скользил по спине, и двигал бедрами навстречу его руке.

От неожиданно громкого звука Макси вздрогнул всем телом, и оттолкнул Тони. Перед домом стояла машина и водителю, видимо, надоело ждать, когда же пассажиры закончат свои важные дела. Шумно выдыхая, Макси рванул к автомобилю, на ходу застегивая ремень.

- Я позвоню, - донеслось ему вслед с крыльца. Макси не отреагировал.

Усевшись рядом с водителем, он назвал адрес и откинулся на спинку сиденья. Щеки пылали, губы саднило от поцелуев. Ниже пояса все горело огнем, Макси подумалось, что он вполне может сейчас пропалить членом сквозь штаны дымящуюся дырку. «Скорее, бля, домой, в душ и спать. И больше не вспоминать об этом. Как будто ничего не было, все. И Джеймс… Джеймс?!» Макси резко выпрямился и зажал рот ладонью, чтобы подавить смешок. «Ебать! Я забыл бойфренда в гостях» - пронеслось в голове истерично-веселое.

- Простите, а не могли бы вы отвезти меня назад? Ключи забыл… - соврал он.

- Ты платишь – мы возим, - кивнул головой таксист, хитро подмигнув, и разворачивая машину.

* * *
Тони немного постоял у двери, стараясь прийти в себя. Сердце колотилось о ребра, по вискам и спине стекали струйки пота, несмотря на прохладную весеннюю ночь. «Вот белобрысый засранец», - думал он, улыбаясь и проводя пальцами по губам. Напоследок пригладил ладонями волосы и вошел в дом.

Выключил свет в гостиной, погладил проснувшегося Рыжего. Выпил стакан воды. На количество опустошенных бутылок было страшно смотреть. Ну, ага, уж в чем-чем, а в этом они всегда преуспевали. Это еще все прошло безобидно, если не считать… если не считать… Стоило вспомнить то, что недавно творилось на крыльце, как в штанах снова запульсировало, а от солнечного сплетения по всему телу потекла истома. «Все, спать, спать».

В спальне он прямо у порога обо что-то споткнулся и, чертыхнувшись, включил ночник. «Что-то» оказалось мужским кроссовком и, совершенно точно, не его. На постели открылась живописная картина: на его месте лежал крепко спящий, абсолютно голый Джеймс, простыня сползла на пол, а рядом, устроив голову у него на груди и, перебросив ногу через бедра, сладко посапывала Мишель! Тоже голая. На полу у кровати валялась скомканная одежда.

Тони машинально потер глаза кулаком, но, зрелище, конечно, никуда не делось. Погруженный в ступор Тони нелепо замер посреди спальни, соображая, что делать. Свет ночника и резкие звуки, должно быть, побеспокоили Мишель, и она, прижав ладонь к глазам, приподнялась на локте. Зевая, наконец, убрала руку и уставилась на Тони мутным взглядом. На ее лице промелькнула тревога, и взгляд медленно переполз на вторую часть кровати.

У двери послышались шаги и голос:

- Эй, ребята, вы, конечно, извините, но я… - вошедший Макси замер рядом с Тони как вкопанный, - …забыл тут Джеймса, - машинально закончил он, недоверчиво пялясь на развороченную постель.

В дверь тихонько проскользнул Рыжий и уселся у ног Тони, делая вид, что тоже внимательно рассматривает голую хозяйку на кровати.
За окном просигналило такси, которое Макси не стал отпускать.
Снова повисла тишина.

@темы: фик, 1 поколение

Комментарии
2011-02-16 в 08:03 

шоггот [DELETED user]
ВТОРОЙ

…голодные большие глаза,
моя температура растет
и мы уже не сможем назад,
нам только остается вперед…

© Звери


Из открытого на полную крана в ванну шуровала вода. Но даже этот самопальный звуковой барьер полностью не заглушал криков, доносящихся до Макси сквозь тонкую дверь. Тони и Мишель срались в гостиной на первом этаже, где все они каких-то жалких пару часов назад так идиллически выпивали. Они орали там, в гостиной, но ощущение было таким, будто это происходит прямо за дверью. Что ж еще, блять, сделать, как заглушить эти чертовы звуки?! Макси не знал. Поэтому просто откинулся на стену, возле которой сидел, и закрыл глаза.

Бристоль – это пиздец. Когда он наведывался сюда в прошлый раз, то умудрился подраться с Анваром и ударить Скетч. Потом все согласились считать, что это его так убрало с колес, да и всех их убрало, вот и слетели тормоза. Но, сссука, все равно, до чего же мерзко. А сейчас так погано, что хуже просто некуда. Он обжимался с Тони, пока его бойфренд, похоже, пытался напялить Мишель. Идиотизм. Эта мысль настолько не укладывалась в голове, что Макси оторвал затылок от нагревшейся стены и с силой приложил его обратно. Сморщился. Выругался. Эти двое в гостиной продолжали орать.

Казалось бы, окей, значит они с Джеймсом квиты. Макси мог со спокойной душой забить на то, что пальцы Стонэма снова побывали в его ширинке и великодушно «простить» Джеймса. А мог бы даже подуться для порядка. Но Макси Оливер так сделать просто не мог. «Да, да, потому что, видите ли, так – неправильно. Поэтому, давай, сиди в ванной, и кусай себя за жопу».

Снаружи что-то бабахнуло и крики смолкли. Через пять минут дверь в ванную открылась – Тони распахнул ее ногой. В одной руке он сжимал пустую на треть бутылку, а второй прикуривал сигарету. Молча уселся рядом с Макси. Волосы Стонэма были взлохмачены, на щеке пунцовело бесформенное пятно. Еще помолчали. Тони меланхолично прихлебывал из бутылки и пускал в потолок сизые колечки.

- Ну че, в этот раз вроде нельзя сказать, что это я все порчу?
-Тони…
- Она ушла.
- Тони!
- Нет уж…
- Бля, ты же…

Снова оба замолчали. Макси взял бутылку, стоящую между расставленных колен Тони и, морщась, сделал пару больших глотков.

- Ты же и сам понимаешь, мать твою, - наконец заговорил он. Осипший голос эхом отдавался от кафельных стенок, - когда мы учились в школе, каждый из нас старался встать, наконец, на твердую поверхность. Которая не выскользнет из-под твоих ног… Знаешь, я очень, очень хорошо помню это чувство. – Макси ощутил предательское пощипывание в носу, но только злобно сглотнул, и продолжал.

2011-02-16 в 08:05 

- Это как ты один посреди чертова болота, и кочки вокруг, вроде кажутся устойчивыми, ты сначала пробуешь ногой, потом наступаешь… и проваливаешься по самую задницу. И никто не может тебе помочь, потому что все вокруг только тем и заняты, что ищут свою твердую землю, - Макси усмехнулся, шмыгнул носом.

- И каждый день, изо дня в день, ты ползешь и ищешь на этом чертовом болоте. Где холодно и темно. А если тебе удалось нащупать твердое под ногами, то ты все равно не расслабляешься, стараешься удержаться. Держишься за что-то там… кусты, ветки, ноги скользят… Тони! Джеймс – это не кочка, не куст, - это ровная, сухая, широкая тропинка через все блядское болото, на которой не нужно поминутно хвататься за что угодно, лишь бы не утонуть. Понимаешь ты это?!.

Последняя фраза выходит надрывной, высокой, она выстреливает в белый потолок ванной и Тони только диву дается, что отделка не идет трещинами от этого возгласа. И слышит он совсем другие слова – «Не трогай ты меня, блядь, ради бога! Не тащи меня в болото!» Конечно, это ведь был Макси, который знал, что перепихоны под влиянием ситуации никогда не остаются безнаказанными. Ты берешь это и должен заплатить, не так ли? А он, он Тони, он в состоянии заплатить и за себя и за Макси? О, он не знает, что сказать. Поэтому он просто вертит в пальцах бутылку и молчит, делает глоток, и еще один…

- Макси, она с ним не спала, - наконец, приняв решение, медленно с расстановкой говорит он.

Макси усмехнулся непонятно чему. Запустил пальцы в карман ветровки и достал помятую, наполовину выкрошенную самокрутку.

- Последняя.

Щелкнул зажигалкой, затянулся.

- Да я знаю, что не спала, - голос Макси сухой и бесцветный, как облупившаяся на трубе под раковиной краска.

Тони, недоверчиво щурясь, повернулся к нему.

- Чувак, - Макси поясняет, картинно закатив глаза, - я живу с ним два года. За это время уж можно узнать кое-что о человеке, как считаешь?

Тони никак не считал. На самом деле, единственное, что он считал в тот момент – это ассиметричные бледные веснушки на прямом носу Оливера. Всего пять штук. И до колик захотелось протянуть пальцы и провести подушечками от переносицы до самого кончика. А потом наклониться и «слизнуть» эти веснушки языком. Проскользить по щеке, вдоль скулы, к мочке уха, сжать ее губами… Он мысленно уже добрался языком до шеи Макси, до ключицы, видневшейся в расстегнутом вороте синей ветровки, как вдруг почувствовал на своей щеке чьи-то пальцы. То место, где кожа еще горела от пощечины Мишель, кто-то аккуратно обводил самыми кончиками. Кто-то… кто-то? Медленно подняв руку, Тони накрыл сверху эту ладонь на своем лице, завороженно поднес к губам и поцеловал с внутренней стороны. Плафон под потолком качнулся и поплыл в сторону.

2011-02-16 в 08:05 

шоггот [DELETED user]
* * *
На кафельном полу было неудобно, скользко и холодно, но они этого не замечали. Молния на ветровке Макси подалась с жалобным треском, «собачка» осталась у Тони в пальцах. Стащить с него майку. Поцеловать. Губы сухие от травы и на вкус горьковатые. От предвкушения в солнечном сплетении Тони все скручивалось в тугой холодный узел, щеки горели, а кончики пальцев покалывало как от электрических разрядов.

Поцелуй. Поцелуй. Еще один, куда-то под подбородок, языком по теплой шее. Тони чувствует, как вздрагивает под его прикосновениями пульс, и голова Макси запрокидывается куда-то совсем назад, и он протяжно еле слышно стонет. Движения резкие, неуклюжие, оба спешат, потому что страшно, потому что уже не настолько пьяны как два часа назад, но остановиться нет никакой возможности. Тони на секунду замирает над ним, жадно смотрит, запоминает, запоминает, он и сам не знает зачем, но хочет оставить это мгновение с собой, только для себя, навсегда. Полуголый Макси на синей ветровке, глаза закрыты, под длинными ресницами резкие тени от бессонной ночи, светлые волосы разметались по кафелю. Губы, - припухшие, бледные, полуоткрытые, нижнюю он чуть прикусывает, и Тони едет крышей. Хватает его запястья и заводит вверх, за голову. Удерживает там одной рукой, хотя Макси и не думает сопротивляться, а второй с остервенением терзает застежку ремня. Острый угол пряжки царапает ему ладонь, и Тони честно рад этому, потому что если завтра царапина все еще будет на месте, значит, оно, блять, было на самом деле.

Макси крутится и приподнимается, помогая ему. Когда джинсы летят на кучу остальной одежды, Тони прижимается губами к его животу, оставляет торопливую дорожку из поцелуев, и Макси со свистом втягивает в себя воздух, когда он берет в рот. Скользит языком вверх-вниз, раз, другой, стон Макси больше похож на рычание, он приподнимается, и с силой отталкивает его.

- Нет уж, Тони, - с какой-то горькой злостью говорит он, - теперь я хочу помнить чуть больше, чем это.

Он поднимается и начинает шарить в шкафчике над ванной. Стоя при этом к Тони спиной. Тот не мигая, завороженно смотрит на его ягодицы, и с восторгом и ужасом чувствует, как кровь приливает к и без того ноющему члену, и это уже невыносимо, мучительно, болезненно. С ума сойти, как невыносимо. Рука сама нащупывает ремень, и когда Макси протягивает ему флакон с детским маслом, он ногой отправляет брюки, не глядя, куда-то в угол.

Немного страшно, и теперь Макси сам целует его, чуть приподнимаясь на цыпочки, и его член упруго тычется Тони в пах. Опускается обратно на пол и за шею тянет его за собой, на себя. От этого голова идет кругом: теплая кожа, покрывающаяся под его прикосновениями мурашками, и снова этот запах, что и пару часов назад в гостиной. Скользить, целовать, трогать, прикусить, Боже, блять-блять-блять, да, рука Макси вокруг его члена, ох, то горячо, то холодно, он чувствует себя так же как и в далеком детстве на карусели, резкий спуск – отвесный подъем, в животе все сжимается, а сердце, кажется, бьется в самом горле. Тони закрывает глаза, иначе выдержать это просто невозможно, - как Макси погружает в себя блестящие от масла пальцы, смыкая вторую руку на его, Тони, члене. И выглядит при этом запредельно развратно. С полуприкрытыми глазами, слипшейся челкой и бисерной испариной на носу. Поэтому зажмуриться, не смотреть, иначе он кончит ему прямо в кулак…

2011-02-16 в 08:06 

шоггот [DELETED user]
Потом Макси разворачивается и приподнимается на четвереньки. Голова и плечи его опущены, напряжены, и Тони легко оглаживает его ладонью, потом наклоняется и целует в висок, поворачивает за подбородок, целует губы. Старается двигаться медленно, хотя хочется ввинтиться в него резко, одним движением, как чертов поезд, в, мать его, тоннель. С ума сойти, это такая жаркая, рвущая в клочья теснота, скользить, скользить, да, пожалуйста, да. Тони чувствует стекающий по спине пот, прижимается грудью горячему, влажному Макси, яркий свет, разбросанная одежда, такое гладкое тело под ним, дыхание вырывается из горла с наждачным свистом. Макси стонет. Стонет громче. Называет его по имени. Просит… просит… И оргазм, сравнимый, разве что с ядерным взрывом.

Тони, вскрикивая, падает на него сверху всем своим весом и бессвязно думает, что, наверное, и радиус поражения у этого оргазма такой же…

* * *
- Макси! КАКОГО. БЛЯТЬ. ХУЯ?!

Макси кое-как приподнимает затекшую шею и с трудом спихивает с себя наполовину лежащего на нем Тони. В дверном проеме стоит помятый, взъерошенный Джеймс, но глаза у него уже проснувшиеся и огромные, словно две блестящие сливы. Тони в полусне протягивает руку и перебрасывает ее через его, Макси, спину, а потом и сам пытается подтянуться ближе.

Ссссука! Они уснули тут, трахнувшись, и он даже не вспомнил о Джеймсе, валяющемся в спальне, буквально в нескольких метрах, блять, за соседней дверью! Туго соображающему спросонья Макси совершенно нечего ему сказать. Хотя, собственно, что бы он ни сказал, вряд ли бы это оказалось правильным.

Глаза Джеймса перебегают с полуголого Тони на кучу скомканной одежды, на бутылку на полу, на лицо Макси, которое, он знает, сейчас опухшее и бледное, и снова на Тони. Губы его вытягиваются в тонкую белую полосу, он вздергивает руку к носу, качает головой и вылетает из ванной, хлопнув дверью. С потолка осыпаются невесомые кусочки краски.

2011-02-16 в 08:09 



ТРЕТИЙ

Рассвет. В соломе крылья, паутина, провода
Я мягким тигром сторожу тебя в окне
И обалдевшая от нежности вода несовершенна,
А я к тебе стремлюсь, я нагибаюсь до земли
Я в этом марте, в этом марте навсегда
И одуревшие дрейфуют корабли…

© Ночные Снайперы


Лондон поливало дождем. Шагая от станции подземки к своему дому, Макси натянул капюшон ветровки до самого носа, и заранее приготовился к потопу на кухне. По официальной версии, домовладелец с недели на неделю должен был разделаться с прохудившимися швами на крыше, но такая официальная версия существовала с того самого момента, как Макси и Джеймс туда въехали.

На самом деле, им повезло: жильцам соседних домов владельцы даже не давали никаких обещаний. Что поделаешь, - Восточный Лондон, детка. Макси никогда не ныл и не жаловался. Откровенно говоря, ему даже нравились эти панельные кварталы, вывески странных магазинов, шумные дешевые парикмахерские и кафешки. Урбанстайл в чистом виде. Из них двоих чаще всего Джеймс досадовал на неустроенность быта, особенно после того, как дела с деньгами пошли совсем туго, и им пришлось перебраться сюда с окраины Сохо, где они снимали маленькую, но вполне приличную квартирку в обширной перегороженной мансарде.

Джеймс… По пути из Бристоля Макси охватило странное настроение – какая-то наплевательская полуэйфория. Он то и дело ловил себя на желании сорваться с места и протанцевать по проходу между сиденьями автобуса, в такт музычке, доносившейся из приемника водителя. Действительно, твоя жизнь, налаженные отношения, дружба, наконец, летят прахом, чё, - танцевать, хуле. И сейчас ветер бросал ему под капюшон холодные весенние капли, кеды промокли, а он перепрыгивал через лужи, наслаждаясь непривычной пустотой в мыслях и какой-то яркой, покалывающей бесшабашностью.
Пробегая мимо плотно утоптанной площадки, где местные мальчишки играли в баскетбол, - африканцы против пакистанцев, - он ловко поймал летящий в него мяч и точным броском отправил его в корзину.

- Хо, Макс! – прокричал капитан «черных», Шэйн, с противоположного конца площадки, - появляйся вечером, будет игра! Мы позвали Томмо и его гопоту!

Макси в ответ махнул рукой и пожал плечами, мол «посмотрим». К слову сказать, Джеймса всегда коробило то, что он на короткой ноге якшался с местными. Они прожили тут меньше полугода, а тутошняя пацанва легко принимала Макси за своего, за уживчивый нрав, легкость характера, а больше всего за быстрые ноги и хорошую «игру». Макси только смеялся и обвинял любовника в снобизме, а тот недовольно изгибал брови и качал головой.

* * *

2011-02-16 в 08:10 

шоггот [DELETED user]
На кухне действительно текло, но масштабы бедствия оказались куда скромнее, чем ожидал Макси. Наверное, льет по-настоящему от силы пару часов, потому что иначе в дверь бы уже вовсю ломились соседи снизу, а вода из кухни медленно перетекала бы в узкий коридор. Он ловко протащил ногой по кухне свою старую толстовку, разжалованную в половые тряпки, и подтолкнул под мерно капающую с потолка воду пластиковое ведро.

Порылся в кухонных ящиках и отыскал старый, каким-то чудом завалявшийся сплифф, из кособокого холодильника зацепил банку пива. Уселся прямо на кухонный стол и не спеша закурил. Перед мысленным взглядом сразу возник нечеткий, словно чуть растекшийся под дождевыми струями Тони, как будто только и ждавший, когда он останется один. Выдувая в потолок серые струйки, Макси видел его таким, каким тот провожал его утром, спустя час после бегства Джеймса. В майке. Наспех натянутых, низко сползших джинсах. Лицо… Это было знакомое лицо Стонэма, к которому он привык за годы в школе, но, вместе с тем, какое-то другое, неуловимо изменившееся. Странно домашнее и простое, казалось, что Тони запоздало пытается натянуть на это лицо свою обычную маску, у которой так легко кривится в циничной ухмылке уголок губ, и глаза которой иногда чересчур высокомерно щурятся. Сразу врасти в маску получалось не очень, и потому Макси запомнил как бы двух Тони: один неловко распахивал дверь, держа под мышкой Рыжего, и отпихивая ногой валявшийся на полу хлам, а второй, уверенный и отчетливый, негромко выдохнул ему куда-то в висок «До встречи. Скорой встречи».

И еще Макси вспоминался поцелуй, его он не относил к какому-то из этих двоих… или, наоборот, соединял этих разных Тони в единое целое. Когда Макси торопливо сбегал по лестнице, впопыхах напялив измятые шмотки, спускавшийся следом Тони поймал его за руку. Макси и глазом не успел моргнуть, как он притянул его к себе вплотную, ровно посредине пролета из двенадцати ступенек. Макси стоял на шестой, а Тони ступенькой ниже, он провел своими чуть обветренными губами по его, невесомо скользнул языком по нёбу, легонько всосал нижнюю губу, и что-то неразборчиво пробормотал. Макси только улыбнулся и сказал «Пока». Сказал «Увидимся». И трусливо смылся. Большей частью оттого, что он не знал, как вести себя с новым утренним Тони. Или с двумя новыми Тони… В общем, он свалил.

Затушив докуренный до основания бычок, Макси отхлебнул пива и снова почувствовал какой-то странный щекотный зуд под ребрами. Хотелось улыбаться. Без причины подпрыгивать и орать что-то глупое. Усидеть на месте становилось невозможно, и он, вскочив, наугад нажал кнопку притулившейся на холодильнике «вертушки». Звук был запущен на полную, и Макси прошелся в этом ритме из конца в конец дохлой кухоньки, как хотелось сделать еще в автобусе. Запрокинул голову, коснулся пальцами шеи, места ночных поцелуев Тони вспыхнули огнем.

2011-02-16 в 08:11 

шоггот [DELETED user]
Ему бы забыть к чертовой матери прошедшую ночь, скользкий кафель, запах косметического масла, руки Тони на его спине, плечах, и то, как его яркие глаза делаются прозрачными от желания. Да, забыть. Но, вроде как, поздно. Он соскользнул в трясину со своей ровной утоптанной тропинки уже обеими ногами, и продолжал проваливаться дальше. И даже не пытался за что-нибудь ухватиться.

- Я полный придурок, - похвалил он себя вслух, и оттолкнулся рукой от шершавой стены. Сомкнул над головой кисти и несколько раз обернулся в такт музыке вокруг кривого кухонного стула. Пальцы сами собой быстро пробегали по груди, бокам, снова по горлу, и вот, это уже не его руки, не его кончики пальцев, это Тони снова ласкает его в ванной. В низ живота прихлынула горячая волна, Макси опустил ладонь вниз, потер себя там, потом сжал через штаны.

Наверное, стоило не уезжать, стоило остаться. Все равно занятия в студии только вечером. Черт с ним, он ему позвонит, позвонит сам и что-нибудь скажет.
Тонуть, так тонуть. Позвонит, только вот… Пальцы вытянули из пряжки край ремня, расстегнули джинсы, Макси опустился на стул прямо голым задом, и освободившийся член ровно прижался к животу. Музыка словно сделалась громче, Макси запрокинул голову и сжал головку большим и указательным пальцами. Одновременно представляя, что это рот Тони, его губы плотно обхватывают, отводят кожицу вниз, и язык ловко скользит вдоль уздечки. Макси свистяще всхлипнул, сжал член всей рукой, вверх-вниз, задел большим пальцем чувствительное место возле дырочки. Представил, как Тони склонившись меж его раскинутых ног, прихватывает руками бедра, сильно, и сам стиснул свое бедро, да так, что потом наверняка останется след. Он дышал часто-часто, на переносице пролегла морщинка, глаза закрыты, рука крепко сжимала до предела твердый член. Скользнуть, скользнуть, аааа, Тони, да, да, он даже не замечал, что вместе с рваными выдохами хрипло высвистывал его имя, вот, да, да. Губы Тони сжимаются на нем крепче, пальцы, чуть царапают мошонку, музыка заполняет голову до отказа, дождевые струи падают на лицо, смыкаются над ним плотной завесой, пальцы… язык… сжать… Тони… блять! Он выстрелил так, что первая перламутровая нитка достигла висящего напротив пластикового шкафчика и лениво потекла вниз по грязной дверце. Отдышался. Рассмеялся. Нашарил позади себя банку с остатками пива. Э, да это форменный пиздец, вот, что это такое!..

2011-02-16 в 08:12 

Чуть придя в себя, Макси услышал доносящееся из комнаты шебуршание. «Забрался, что ли, кто?» - подумал он, застегивая штаны. На самом деле, такое было вполне возможно, поэтому Макси, не глядя, зашвырнул пустую банку в угол и, стараясь ступать тише, направился в комнату. Но это был всего лишь Джеймс, - склонившись над своей огромной дорожной сумкой, он утрамбовывал туда вещи.

- Эй, я не слышал, как ты пришел, - Макси смущенно провел рукой по волосам и опустился на край разобранной постели.

- Ты был очень занят, - холодно парировал тот, - я не стал тебя отвлекать.

Снова не находилось никаких слов, поэтому Макси только молча наблюдал, как Джеймс нервно сновал туда-сюда, больше бестолковясь, чем укладывая сумку. Вот так. Это конец. Макси отстраненно думал над тем, что он должен сейчас почувствовать, потому что не ощущал ничего, кроме какой-то рассеянной грусти. Не будет больше тихих вечеров вдвоем – на скрипящей кровати, на темном балконе под затянутым смогом небом, больше никто не будет встречать его после занятий в студии, не будет посиделок с травой и пивом после неудачных кастингов и прослушиваний. Он совершенно не мог себе представить, что все это будет с Тони. Как? Каким он может быть, этот Тони? Макси знал его разным, но ни одного из этих Тони он не мог представить рядом с собой постоянно, каждый день. Внутри что-то неприятно оборвалось.

Джеймс выпрямился перед ним. В руках он сжимал ком из своих маек. Смотреть на его лицо было невозможно, - черты после прошедшей ночи заострились, бледные губы словно вообще исчезли, он весь был какой-то зеленоватый, резкий, почти прозрачный.

- Как ты заметил, я собираюсь съехать.

Блять. Джеймсу в миллион раз сейчас хуже, чем ему, Макси. Вряд ли он чувствует грустное сожаление и неуверенность, как он сам. Да что там, у него на лице все написано, - ужас, паника и смятение. Он натянут струной, он сжимает эти чертовы майки как щит, и держится из последних усилий.

Наконец, Джеймс не выдержал. Майки полетели на пол, он резко подался вперед. Рухнул напротив сидящего Макси, сжал его пальцы, уткнулся лицом в живот.

- Скажи, что этого не происходит, - голос ровный, только окончания слов чуть «вздрагивали».
- Это все было на самом деле, Джеймс, - осторожно выбирая слова, пробормотал Макси.
- Ну и что, и что! Это же глупость, идиотизм, Макс, это… вот что это!.. Я звонил Мишель. Скажи, ты ведь просто разозлился, когда увидел меня на этой блядской кровати, да?! – он просит, умоляет, и голос уже несколько раз предательски дрогнул.

Макси почувствовал, что его пальцы закаменели и стали липко-холодными. Тони. Тони. Тони. Позвони, что ли. Сейчас. Но ничего не происходит. Из колонок раздолбанной «вертушки» по-прежнему гремит музыка, а Джеймс начинает плакать. Сначала он хрипло всхлипывает, звуки тихие и придушенные, - Макси животом сквозь майку чувствует, как горит его лицо. И это неправильно, он не должен быть таким. Джеймс должен быть сильным, иронично-уверенным, знающим, как, что и где. Макси кольнуло что-то, похожее на раздражение. Рыдающий Джеймс, распластавшийся между его коленок на полу, и лихорадочно сжимающий подол его майки – это не правильно.

- Макси, давай забудем, а, Макси, ведь это ёбань последняя, у нас… у нас было так… ты хоть сам понимаешь, что из-за одного вечера… какого-то высокомерного засранца… это все… Макси, а?..

Телефон молчал, да и схуя Макси вообще решил, что он может начать звонить? Он вздохнул. Утреннее покалывание в животе и под ребрами потихоньку стихало, может, потому что Джеймс продолжал прижиматься к нему мокрым, вздрагивающим лицом.

- Ну, харош тебе, Джейми. Прекрати. Вставай, - он осторожно сжал его предплечья и потянул вверх.
Тот, всхлипывая, позволил усадить себя рядом на кровать. Уткнулся Макси в плечо. Тот обнял его, прижался щекой к темным мягким волосам и закрыл глаза.

Эйфория прошла, голову ватным туманом окутала усталость. Музыка на кухне резко смолкла.

* * *

2011-02-16 в 08:14 

Тони сидел на скамейке возле маленькой чайной лавки и следил за противоположной стороной улицы. Он знал, что по субботам занятия у Макси в танцевальной студии с утра. Сначала он хотел позвонить, но потом решил, что Макси может и не ответить. А потом еще, чего доброго, начать его избегать. Нет уж, лучше приехать. Застать врасплох, не дать уйти, поставить перед фактом … или что-то типа того. За пару дней в университете он дофига чего передумал, но еще больше он дрочил, потому что стоило вспомнить Оливера, раскинувшегося в его ванной на синей ветровке и все. Мозги коротило наглухо. Стояк было не сбить и струей ледяной воды.

Собственно, он собирался здесь его дождаться и сказать. Речи заранее он не готовил, он даже не знал, как поведет себя, увидев Макси. Но так все это оставить уже не было никакой возможности.

Люди сновали туда-сюда, Тони закинул ногу на ногу и закурил. Ему нравился Лондон, тем более, сегодня была редкая для лондонских улиц погода – солнце подсушивало блестящие на тротуарах лужи, а по-весеннему теплый ветер доносил запахи Темзы.

Когда Тони, наконец, увидел Макси, ему захотелось сорваться со скамейки и упасть прямо в стеклянную витрину лавки. Где на искусственной траве красовался искусственный серый слон, нагруженный тюками с чаем. Но он продолжал сидеть, наблюдая, как Макси вместе с Джеймсом идут через автомобильную стоянку, Джеймс обнимает его за плечи и говорит что-то, склоняясь к самому уху. А Макси в ответ смеется и сжимает его пальцы на своем плече.

Тони застыл, словно в столбняке. А с чего он вообще решил, что Макси тут один, ждет его? Он ведь рассказывал тогда о своем болоте, говорил, как ему страшно. Он и не должен посылать свою налаженную жизнь ради него, Тони. А он не должен этого требовать. Тони ведь даже не знает сейчас, что ему сказать. Что он может ему предложить взамен того, что у Макси уже есть – трахнись со мной еще раз? До аварии он бы даже не задумался, все, чего он начинал хотеть, должно было незамедлительно стать его. Сейчас все изменилось, и он… он просто уйдет нахрен.

Закурив еще одну сигарету, Тони медленно поднялся со скамейки. Тело, казалось, весило тонну. Поворачивайся, иди! Но он не смог заставить себя сделать и шага, пока эти двое, смеясь и обнимаясь, не исчезли за углом. Последнее, что он увидел – яркий солнечный блик в растрепанных от ветра волосах Макси.
Опустив голову, и еле переставляя ноги, Тони двинулся по тротуару вдоль витрин в противоположную сторону.

2011-02-16 в 08:15 

WIN!

Моя рука в твоей руке -мы нарушаем этикет,
За поведенье в дневнике навечно двойки,
Но я с тобою уцелел, я для тебя все песни спел,
Меня теперь все помнят в твоей новостройке!

© Звери


Эффи неслышно приоткрыла дверь, и, осторожно балансируя, протиснулась в комнату с двумя большими чайными кружками. Тони даже не поднял головы, - сидя на полу у кровати, он сосредоточенно втыкал в ноутбук. Опустив одну чашку рядом с ним, она уселась напротив.

Эффи неслышно приоткрыла дверь, и, осторожно балансируя, протиснулась в комнату с двумя большими чайными кружками. Тони даже не поднял головы, - сидя на полу у кровати, он сосредоточенно втыкал в ноутбук. Опустив одну чашку рядом с ним, она уселась напротив.

Брат превращался в вампира – был он в одних трусах, волосы разлохмачены, кожа тускло лоснилась в рассеянном свете монитора. За окном вовсю шумело утро, но в его спальне, за опущенными жалюзи уже четыре дня, как длились сумерки. Пол у кровати скрылся под слоем разноцветных фантиков, мятых бумажных упаковок и другого мусора, который сложно было опознать. Сползшее покрывало наполовину маскировало гору пустых пивных банок и бог знает, чего еще.
Пару минут полюбовавшись на этот модифицированный склеп, Эффи подала голос:

- Тони, я принесла чай.

- Угу, - не отрываясь от монитора, кивнул тот. Сестра нахмурилась.

- Ты мне не нравишься, Тони.

Снова согласный кивок.

- Я многим не нравлюсь.

Потянувшись вперед, Эффи решительно захлопнула крышку ноутбука.

- Эфф! Что за херня? Мне нужно закончить эссе до конца недели!

Эффи чуть улыбнулась и скрестила руки на груди. Он возмутился, да, но, словно бы, для порядка. Что ж, по крайней мере, он признал ее присутствие в комнате.

- Ты раскладывал пасьянс.

В ответ Тони оперся локтями о закрытый ноутбук, вздохнул и уставился на сестру. Глаза были красные и опухшие. «Уже почти превратился», - невесело усмехнулась про себя Эффи.

- Нну. Чего? – Вялый голос, мимика растения.

- Тони, ты на тяжелой наркоте? Чтоб ты знал, - я не выйду из ебаной комнаты, пока все не выясню. Буду спать на куче мусора и втыкать в пасьянсы.

За напускной абсурдностью и небрежностью угадывалась давящая, застарелая тревога. Так уж повелось за много лет – главные диалоги повисали между ними тишиной, а обычные слова не несли никакой смысловой нагрузки.

Тони снова тяжело вздохнул. Не стоило и сомневаться, что сестра сделает, как говорит.

- Почему бы и не рассказать.

Эффи подула на свой чай и выразительно приподняла брови.
Да. Хрен отвертишься.

- Когда мы приезжали в прошлый раз… ну, вы с мамой еще свалили в Лондон. Я тогда… хмммм… В общем, я тогда переспал с Макси Оливером.

Эффи поперхнулась чаем, закашлялась, и сделанный перед этим глоток хлынул сквозь сжатые губы, как струя из водного пистолета.
Тони невозмутимо продолжал:

- Вот, и я решил, что… ну, наверное, мне стоит с ним встречаться, то есть, я хотел этого, и даже поехал в Лондон. Но он помирился с Джеймсом. А сейчас его старый номер не отвечает, танцевальную студию он бросил, домашнего адреса я не знаю. И в Бристоле он не появляется. А мне все еще кажется, что мы… не все выяснили. Короче, я… не все.

Закончив, Тони словно сдулся, как будто все силы ушли на этот незамысловатый монолог, в котором междометий было столько же, сколько и нормальных слов. Плечи поникли, голова опустилась на край кровати. Эффи еще раз обвела глазами спальню, превращенную в мусорный склеп, и самого Тони, смахивающего на канализационного вампира. Невозмутимость и сдержанность к ней вернулись в полной мере.

- Знаешь, Тони. Если на следующих каникулах ты переспишь с принцем Уильямом и скажешь, что… не все с ним выяснил, мне будет трудновато тебе помочь.

Тони грустно улыбнулся.

- Договориться с Оливером труднее, чем со всеми членами Королевской семьи вместе взятыми.

Эффи решительно встала.

- Посмотрим. Господи, Тони, да проветри ты эту чертову комнату. И прими душ!..

-А ты стала злее, Эфф, - сощурившись, заметил тот.

Сестра пожала плечами и вышла. Тони вытянулся на полу во весь рост, как он, собственно, и делал все предыдущие дни, если не раскладывал пасьянсы. «Помочь», - лицо скептически скривилось, - «Как же, если бы это было возможно».

2011-02-16 в 08:16 

шоггот [DELETED user]
* * *
- Ммм, такой серьезный конкурс? В нашем старом Раундвью? Надо же, зря я совсем не интересуюсь делами колледжа…
- Ну да, мы ведь выиграли в прошлом году, на этот раз у нас будет народ из Клифтона и Редланда. Понимаешь, до этого ничего подобного не проводилось…
Эффи, слушая, морщит лоб и кивает, а Нина продолжает, захлебываясь от восторга:
- Прикинь, в жюри даже будет хореограф из Королевской академии драматического искусства!
На лице Эффи написан неподдельный интерес.
- Дааа? У нас, в Раундвью? То есть, он приедет сюда?!
- Ага, специально на наш конкурс, черт, Эфф, неужели ты не знала? Да об этом уже месяц все говорят!..
Эффи приподнимает брови и щурится.
- Здорово.

* * *
- Привет, миссис Оливер.
- Ооо. Здравствуй. Ты ведь младшая дочка Антеи Стонэм? Эффи?
- Да, мам передает вам привет. Но я по очень важному делу, знаете.
- Тогда не будем стоять на пороге, давай, проходи.
- Спасибо, это займет всего пару минут. Понимаете, миссис Оливер, в конце недели у нас в колледже состоится крупный танцевальный конкурс…
Спустя четверть часа Эффи выходит из квартиры Оливеров, довольно улыбаясь, и пряча в кармашек сумки бумажку с номером телефона.

* * *
- Эй! Даг! – впечатывая каблуки в плитку, директриса догоняет помощника в коридоре, - объясни-ка мне, что с чертовым списком участников жюри? И лучше бы, мне твои объяснения показались убедительными, иначе… - заканчивать и не нужно, Даг прекрасно знает, что будет, если не покажутся.
- Список? А, да. Утром мне позвонил этот лондонский звездун и, представляете, он отказался от участия! Просто отказался, без объяснений. Да еще и наорал на меня. Мы приняли срочные меры, вот. А что, прекрасная замена – наш выпускник, перспективный, восходящая звезда музыкального театра… а? Я узнавал, он даже получил главную роль в каком-то новом мюзикле…
Директриса железным захватом останавливает Дага и разворачивает его лицом к себе:
- Хммм… пожалуй. Возможно, это сработает на престиж колледжа… наш выпускник, талантливый мальчик. Прекрасно! Как его, говоришь? Оливер? Мда… не припоминаю... Ну, черт с ним, - директриса угрожающе щурится, - всю ответственность берешь на себя.
Она резко разворачивается и уходит, оставив Дага посреди коридора с охапкой листов со сценарием конкурса.

2011-02-16 в 08:18 

* * *
- Что там? – Джеймс внимательно глянул на Макси, лицо которого буквально вытянулось от удивления.
- Прикинь, мне звонили из Бристоля, из Раундвью.
- Из нашего колледжа?
- Ага. Старина Даг звонил. Они там организуют какой-то танцевальный… не то конкурс, не то вечер. Ну, вроде, что-то крупное по меркам нашей школы. И предлагают мне поучаствовать в жюри, - гримасничая, Макси протянул, подражая голосу Дага, - «Как восходящая звезда лондонского мюзикла, наш выпускник…», ха, бред какой-то!

- Ну, ты же и есть восходящая звезда.

- Перестань, мы только репетируем, - Макси шутливо отмахнулся.

- И что ты ему ответил? – без улыбки поинтересовался Джеймс. Макси не замечал, как напряжен его любовник. Он рассеянно пропускал волосы сквозь пальцы, второй рукой комкая покрывало.

- Что подумаю. Вечером перезвоню. Вся эта ерунда у них в субботу.
- Макс, у тебя репетиции, куда тебя понесет? – Джеймс уже не скрывал своего раздражения, но Макси слишком сосредоточился на чем-то своем.
- В субботу нет репетиций.
- Прекрасно! И ты поедешь!

Наконец, сообразив, что что-то не так, Макси поднял взгляд на Джеймса.

- Ну, допустим. И что?

Джеймсу бы стоило замолчать. Потому что, кому как ни ему, было знать, что Макси из тех, кто долго терпят, но в конце концов может последовать взрыв. Да какой!.. Но, похоже, Джеймса тоже коротнуло изрядно. Замолкать он не собирался.

- И что? И что? Тебе напомнить, что было, когда ты ездил туда в прошлый раз?

- Зачем? Я и сам прекрасно помню, что трахнулся с Тони Стонэмом. А ты помацкал сиськи Мишель, - голос Макси сделался опасно спокойным и ровным. А улыбка - подозрительно широкой и веселой. Этот «флажок» на Джеймса тоже не подействовал.

- Я?! Ты прекрасно знаешь, что ничего подобного быть не могло!

- Неужели? Ты валялся с ней в койке, в чем мать родила, это такой дружеский жест?

- А ты, ты подставлялся Стонэму в ванной тоже из чувства товарищества?!

Джеймс уже почти кричал, приблизившись к Макси вплотную, лицо к лицу, руки к рукам. Сколько раз Макси чувствовал его так близко, несчетное количество раз, день за днем. Но сейчас, глядя на него, Макси ощущал только глухую злобу, смешанную с отвращением. После весенней истории все так и не стало, как прежде. Джеймс завел привычку шмонать его мобильник, думая, что Макси ничего не замечает. Он часто без причины мрачнел, постоянно приходил встречать его после репетиций и частенько язвил на тему измен. Что и говорить, совместная жизнь сделалась довольно унылой. Но увлеченному долгожданной ролью, новыми занятиями и учебой, Макси было не до этого. Ну ладно, по большому счету, ему было плевать. В любом случае, похоже, скоро все разрулится так или иначе. Макси резко откинул одеяло и встал.

- Чувак, с меня харош. В последнее время ты меня совершенно не радуешь. Кстати, не стоит прятаться, когда лезешь в мой телефон, поверь, ничего страшного, если ты посмотришь. Хотя, вряд ли теперь это актуально, - Макси чеканил слова, одновременно натягивая старые треники и полинявшую майку. Усевшись в кресло, принялся шнуровать кеды.

- Ты куда, Макси? – в зловещей тишине, нарушаемой только шагами Макси, да шуршанием одежды, голос Джеймса звучал жалко. Он снова проигрывал, да. Макси бросил на него презрительный взгляд. «Еще немного и это превратится в ненависть», - мелькнуло в мыслях беспомощное. И Джеймс зажал ладонью рот и вцепился пальцами в край кровати, чтобы не вскочить и не броситься за ним с воплями, как маленький ребенок. Второй фарс не прокатит, только разрушит все окончательно. Джеймс с ужасом слушал, как Макси, чертыхаясь, шарится в прихожей. Грохнула входная дверь и… все. «Хотя, вообще-то, рушить уже и нечего», - утыкаясь лицом в подушку, устало подумал Джеймс.

* * *
Эффи бежала вдоль коридора, удерживая одной рукой сумку и курточку, а второй торопливо набирая номер. С утра в Раундвью царил бедлам, - все метались, сталкиваясь лбами, что-то кричали. Даже те, кто не участвовал в конкурсе, заразились всеобщим безумием, тут и там раздавались вопли Дага, бледные завучи тщетно силились навести порядок в классах. Эффи, стараясь не поддаваться массовой истерии, на ходу звонила брату, перекрикивая Панду и Кука, которые голосили что-то с двух сторон ей прямо в уши.

- Тони? Тони! Да, я. Тони, тебе стоит приехать в колледж. Не забыл еще, где наша старая-добрая школа? Что? Прямо сейчас. Просто приезжай, и все! Надеюсь, ты еще не до конца превратился, и не растаешь на солнце… Нене, не обращай внимания, это я так.

2011-02-16 в 08:18 

шоггот [DELETED user]
* * *
Несмотря на то, что не так уж давно Макси проводил тут каждый день, колледж казался странно чужим. Незнакомые ребятишки, выглядящие слишком юными, коридоры, вроде, те же, но совсем не те, другие учителя в классах, левые лица, суета, от которой рябило в глазах, першило в горле, и хотелось найти какой-нибудь угол потише. Народ не спеша подтягивался в украшенный для конкурса зал на первом этаже, а Макси забрел в противоположную сторону – к их старому классу психологии.

Встал у окна. Особенной ностальгии не было, рассматривая аккуратно стриженую лужайку внизу, он только с удовлетворением отметил, что тут тише, это уж точно. И что теперь? Вот, он приехал. А завтра снова вернется в Лондон. Репетиции, найти квартиру, танцевать, уроки вокала, пробежка по утрам. Все восхитительно-стабильно, он знает куда пойдет, проснувшись утром, и где окажется вечером. Правда же, отлично? Да?.. Ну, только теперь, конечно, без Джеймса, но это его уже почти не расстраивало. В общем, все хорошо. Ровно. Он всем доволен. Не может быть недоволен, ну?..

- Макси?

Голос за спиной заставил Макси вздрогнуть, почище, чем от удара. О, Господи. Вцепившись побелевшими пальцами в подоконник, он продолжал смотреть в окно. Блять. Если он сейчас обернется, там никого не будет, точно, никого. Потому что так уже было, и не однажды. Он, как дурак, оборачивался на этот голос в супермаркете, в собственной квартире, посреди улицы, в коридоре студии, и каждый раз за спиной никого не оказывалось. И каждый раз хотелось с размаху впечатать кулак в любой твердый предмет, имевшийся под рукой и выругаться. Громко, грязно. Поэтому, сейчас оборачиваться он не собирался.

- Макси.

Он набрал в грудь побольше воздуха и резко развернулся на сто восемьдесят градусов. Сердце без разгона понеслось с предельной скоростью, рука сама поползла к вороту рубашки. На этот раз он там был. О, Боже. Отросшие волосы непослушно топорщились возле ушей, джемпер мятый, рубашка выбилась из-под ремня. На узком лице еще резче обозначились скулы. Но это был он, он, черт возьми, нужно держать себя в руках, вдохни, Оливер, вот так, глубоко, теперь выдохни. Чтоб тебя, разорвало, чертов Стонэм!.. Тихо, тихо. Бляааать.

- Я тебя искал, - начал Тони, с трудом представляя, что сказать, поэтому решил не заморачиваться и говорить все, что придет в голову. Хуже уже не будет.

- Да? И зачем? – на автомате буркнул Макси. На самом деле, это уже было не важно, совсем не важно. От солнечного сплетения, под ребра и ниже, опускался тот самый полузабытый щекотный зуд, который заставлял его в далекий-далекий весенний день скакать через лужи, а потом танцевать на кухне. Пальцы сами собой сжались, глубоко в области диафрагмы что-то вздрагивало. Хотелось с воплем разбежаться и сделать тройное сальто через весь класс. Прыгать через парты. С разбегу налететь на Стонэма и повиснуть на нем. А дальше?.. А дальше – поцеловать. Как минимум.

Но Тони ничего этого не замечал, он продолжал говорить, как будто боялся, что Макси его перебьет.

- …я даже приезжал тогда в Лондон. Но ты был с Джеймсом, и я не стал подходить, и ты был так счастлив, короче… я знаю, что нужно было подойти к тебе тогда, тем более, когда я увидел вас, то понял, что ничего не хочу так сильно, как оказаться на месте Джеймса… и снова… и вот…

Макси смотрел на него широко распахнутыми глазами, улыбался и едва заметно качал головой. В класс кто-то попытался войти, но Тони моментально среагировал, повернув защелку замка вниз. Если бы Эффи сейчас видела его, то была бы довольна, - Тони превращался обратно из вампира в ее брата. Дверь настырно продолжали дергать, но он продолжал:

- В общем, знаешь, что. Если надумаешь свалить, я буду преследовать тебя не хуже той валлийской дуры…

- И фотографировать будешь?

Тони не замечал его насмешливого тона:

- А… фотографировать? Да, буду. Потому что мне нужны эти фотографии, ведь я… то есть, не то. Макси, мне нужны не фотографии, а ты, всекаешь?..

За дверью кто-то шумел, ручка ходила ходуном.

- Тони, открой им, - Макси, улыбаясь, кивнул на дверь.

- И не подумаю, пока не удостоверюсь, что ты все правильно понял. И пока не скажешь, что будешь со мной, Оливер, я не шучу…

- Тони. Тони, заткнись, - Макси быстро шагнул к нему и, вскинув руки, притянул к себе за затылок. И заставил замолчать первым пришедшим в голову способом.

В этот момент дверь позади них, уже буквально трещавшая по швам, распахнулась. На пороге, победно сжимая отмычку, замер Даг, слева от него застыла директриса. Ребята любопытно протискивались между ними, шебурша и перешептываясь. «О, божемооооооой», - мысленно завопил Даг, - «Я так и знал, что добром это не кончится!». Директриса, раздувая ноздри, переводила взгляд с двух выпускников их колледжа, которые, не замечая никого, целовались посреди класса, на съежившегося под ее взглядом Дага.

Ученики продолжали шептаться.
Эффи, приподнявшись на цыпочки, увидела все, что нужно и довольно улыбнулась.
В коридоре, позади собравшихся, раздался дикий грохот, словно уронили слона, - новая завуч в очередной раз грохнулась в обморок.

:itog:

2011-02-16 в 09:28 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
сэра ффитч ну а я еще раз скажу - спасибо *сидит вся зацелованная и счастливая*)

2011-02-16 в 09:36 

reda_79 Ыыыыыы :bigkiss: это тебе С Тианой спасибо, мы повеселились и дали бой открытым финалам :gigi::squeeze:

2011-02-16 в 12:43 

Just a Guy
Какие Вы молодцы))) :gh:
Очень понравилось)
И какой же тут ООС, если прошло целых два года?))

2011-02-16 в 12:59 

шоггот [DELETED user]
WellOlivers Какие Вы молодцы))) Очень понравилось) аааа, спасибо, значит цель достигнута, - если кому-то чтение доставило несколько приятных минут, то это же просто здорово! :sunny:
И какой же тут ООС, если прошло целых два года?)) хех, ну, два года, да) Но в сравнении с сериалом Тони все равно получился "чуть более" - более романтичным, пассивным и рефлексирующим. Да и кое-кто еще... ну, да ладно! А то получается так, что мне говорят приятные вещи, а я пытаюсь спорить :gigi:
Спасибо! :)

2011-02-19 в 20:25 

Я умная, потому что очень скромная, поэтому такая красивая…
и мне очень понравилось , даже жалко, что уже дочитала и все закончилось !
спасибо !!!

2011-02-21 в 08:42 

svetka1203 Ыыыыыы, очень приятно) :kiss:

2011-03-07 в 21:32 

Alicebelle
Leb' die Sekunde hier und jetzt, halt sie fest. Sonst ist sie weg!
Ай, какая прелесть!!! :)) Спасибо!!! :red:

2011-03-08 в 11:28 

Alicebelle вам спасибо, и, заодно с праздничкам! :flower:
Рада, что история вас порадовала)) Весна, это не только авитаминоз и обострения, но еще и флааааффф)

Ай! Я видела! Ава! Том! :inlove:

2011-05-20 в 06:08 

r-ya-m
Ты даже не представляешь, как тебе повезло. Тот, кого ты любишь, существует. Любить выдуманное - гораздо сложнее: оно ни за что не оживет, как ни старайся. |Я просто не представляю, как можно трахать Артура, тем более втроем и даже не Мерлином. (с)
Я Вас люблю, чего же боле? что я огу ещё сказать...?
*поёт сэра ффитч дифирамбы* :song:
оно чудо что такое *____________*

2011-05-20 в 07:38 

шоггот [DELETED user]
Хинна ааааа!))
очень рада, что понравилось!
спасибо))

2012-08-31 в 00:45 

Beatrice P.
самопознание самокритика самоуничтожение
просто потрясающий рассказ получился!
не люблю я таки этого Джеймса, каким бы он смазливо хорошеньким ни был - это абсолютно не вариант для Макси, просто субъективное мнение;
спасибо.

   

Skins Slash

главная