01:41 

"Время феи", Макси/Тони, NC-17

Название: Время феи
Автор: сэра ффитч
Категория: слэш
Пэйринг: Макси/Тони
Рейтинг: NC-17
Характеры:OOC
Жанр: fluff, hurt/comfort
Размер: мини

Примечание: начало (ситуационно) - тут Жанрово и технически - два совершенно разных фанфега)) Фик писался исключительно ради финальной сцены - упражнения в анатомической НЦе, ну и чиста падрачить
поборникам канона лучше поберечь нервы и прайтимима))

_______________________
- Тони. Ты сам не свой, - укоризненно покачала головой Мишель, откидывая одеяло.

Он стоял у окна, раздвинув пальцами жалюзи. Смотрел на расцвеченную рождественскими фонариками лужайку и даже не слышал её.

- Тони!

Фонарики мигали. Красным, желтым, зеленым. Синим. Когда желтый сменялся зеленым, освещение казалось особенно красивым.

Мишель, раздраженно фыркнув, встала с кровати и босиком прошлепала в ванную. Тони этого даже не заметил. Да и как можно было обращать на что-то внимание, когда в свете праздничных фонарей на лужайке танцевал Макси Оливер. Музыки Тони не слышал, но знал, что она звучит там, снаружи. В её ритме Макси кружился, выдавал одно за другим свои совершенные па, разноцветные огни отражались от его голого влажного торса. Сидящие безумно низко черные брюки слишком облегали задницу. Макси никогда не носил такие. Это Тони знал. Еще он знал, что Макси никак не мог танцевать там, на лужайке перед домом Мишель.

- Я совсем свихнулся, - спокойно произнес он.

Когда же все пошло наперекосяк? На позавчерашней безумной гулянке, когда они все пребывали в эйфории от встречи? Когда он размазывал черный карандаш по гладкой груди Макси? Когда целовал его такой податливый от наркоты и выпивки рот? Да, нет, конечно.

Там, в Кардиффе, многие симптомы снова вернулись. Он часто без причины чувствовал острое беспросветное одиночество и тоску. Пару раз случались приступы удушающей паники. Хотелось бежать, не разбирая дороги, забиться в самый дальний угол кампуса. Уверенность, с таким трудом добытая после аварии, вдали от Бристоля принялась расползаться как ветхая тряпка. И сны. Он снился ему, снился часто. В этих снах Тони видел себя перепуганным, заблудившимся, одиноким, одним словом, полным дерьмом. Но потом приходил Макси, обнимал его, и все вставало на свои места.

Врач прописал ему таблетки. Спустя две недели Тони бросил их принимать. Он говорил себе, что это из-за сонливости на занятиях, но на самом деле потому, что ему перестал сниться Макси.

Так что, строго говоря, глупо было рассуждать о начале, если это никогда и не прекращалось. После позавчерашней тусы болезнь в нем окончательно окрепла. Железобетонно. Да, да, болезнь, он так это называл. Эти чувства были такими незнакомыми, изнуряющими и сильными, что Тони проще было считать это чем-то вроде душевной болезни. А что, вполне, если он видел на лужайке перед домом своей подружки танцующий источник наваждения.

- Тони? Так мы идем или нет?

Мишель была отдельной песней. Лучше бы он, блять, совсем сюда не приезжал.

- Да, иду, - он бросил последний взгляд на лужайку. Макси на ней уже не было.

* * *
Из колонок бухали Crystal Castles, на танцполе переливалась разноцветная толпа. Если смотреть на это пьющее, курящее, отрывающееся безумие сверху, начинало казаться, что это единый, ритмично пульсирующий организм.

- Тони! Эй!

К нему спешил Сид, волоча за руку Кэсси. Её ноги в золотистых балетках слегка заплетались, в руке – бутылка «Империал Стаут». Тони жадно глянул за спины друзей.

- Вы одни? – на всякий случай спросил он, уже зная, что да, одни.

На Сиде был пиджак прямо на голое тело, а на шее болтался короткий яркий галстук – Нью-Йорк явно пошёл ему на пользу. Тони рассеянно взял из рук Кэсси бутылку и отхлебнул. Из-за угла вывернула Мишель, а с нею – Джэл. А в следующую минуту ему уже хотелось взвыть и вынести одним ударом кусок перил. Через толпу внизу пробирался Макси за руку с этим маленьким ублюдком Джеймсом. Ну, конечно. Каким вообще дерьмом он набил себе голову?! Распустил сопли, довел себя до галлюцинаций, идиот. Двумя глотками он допил остатки пива из бутылки Кэсси и нацепил на лицо непроницаемую маску Тони-Гребаного-Стонэма.

* * *
Веселье привычно шло по накатанной, но Тони реально вело. Он говорил Джеймсу колкости. Потом перешел на злые и обидные колкости. Макси спокойно поинтересовался, в чем дело, и Тони понял, что сейчас он что-то сделает. Сотворит такое, что потом уже не вернешь обратно. Или сердце изнутри проломит грудную клетку и вывалится на стол, заставленный пепельницами и бутылками. Опустив глаза, тони позорно бежал в уборную.

Запершись в кабинке, он опустил крышку унитаза и уселся сверху, сжав пальцами виски. Как всегда, в минуты сильнейшего волнения, он ощутил горячий воздух и запах бензина, свист автомобильных покрышек полосовал мозг. Рефлексы вовсю требовали, чтобы Тони отпрыгивал в сторону, накрывал ладонями голову, и больше никогда не высовывался на проезжую часть… Он принялся считать удары сердца, как учил его врач, следя, чтобы на один удар приходилось два глубоких вдоха. Минуты через три он почувствовал, как кровь нехотя отливает от лица. И тут его накрыло сильнейшее дежа вю. Он отнял ладони от головы и наклонился. Ноги. Чьи-то ноги в соседней кабинке. Изящные лодочки на шпильках, на которые спущены кокетливые леопардовые трусики.

- Что же с тобой не так, Тони? – донесся приглушенный женский голос.

- Я… Я не знаю, - безумно вытаращившись на переборку хрипло шепнул он, - Я сошел с ума.

- Ты сдался, - раздался в ответ смешок, - это какое-то очень унылое безумие. На тебя скучно смотреть.

- Да что, блять, прикажешь делать?! – Тони с яростью приложил кулак о переборку, да так, что она заходила ходуном.

- Может, тебе снова лучше принимать таблетки? И стать старым-добрым овощем? Но ты сам бросил их принимать, так что ты не безнадежен. Посмотри вокруг, Тони. Ты ни в чем не виноват.

Цокая каблуками, Леопардовые Трусики покинула кабинку. Тони снова сжал пальцами виски и уткнулся в коленки. Сложился пополам. Но тут раздались голоса:

- Да открой ты глаза, чувак, он же просто ревнует! Ты слепой, если не видишь, как он смотрит на тебя! А как на меня?!. Если бы взглядом убивали, я давно бы уже разлетелся на ёбаные куски!..

- Джеймс, харош. Тони – мой друг. Мы вместе уже черт знает сколько лет. Не устраивай из этого сраный сериал!

- От-пус-ти меня, блять!..

- Джеймс!

Тони глубоко вздохнул и распахнул дверь кабинки. Макси выпустил запястья Джеймса и тот, вскинув подбородок, шагнул к стене.

- Он прав, - спокойно сказал Тони. Собственный голос показался ему чужим, а ровный тон – удивил, потому что сердце в груди продолжало бухать в ритме отбойного молотка, - Все так, Макси. Я… ты мне все эти семь месяцев снился. Семь гребаных месяцев я, блять, боролся с собой. Теперь… это… невозможно.

Тони со свистом вдохнул. Округлившиеся глаза Макси в смятении перебегали с Тони на Джеймса. Но Тони не отводил взгляд. Глядя прямо, он сказал еще:

- Я хочу, чтобы ты был со мной, понятно? Я хочу целовать тебя. Трогать, везде. Будить по утрам. Каждый день видеть твою улыбку. Знаешь, теперь я понимаю Мишель. Ну, каких слов она от меня ждала. Я тебя люблю, чертов Макси Оливер.

Резко развернувшись, он вышел из уборной, оставив Макси и Джеймса ошарашено пялиться ему вслед.

* * *
- Нет, - покачала головой Мишель, - он не свихнулся.

Волосы закрывали её лицо и Макси не видел, что там творится с ней на самом деле. О Боже, гребаный Тони. У этого чувака феноменальная способность доставлять всем неприятности. Мишель продолжала:

- На самом деле, только сейчас я вижу хоть что-то от настоящего Тони Стонэма. Того, что я… - она запнулась, - … что я когда-то любила. Тот Тони был циничным эгоистичным дерьмом, да. И он был неспособен любить. О, Боже, да он был готов ежеминутно покрывать поцелуями свое прекрасное тело, - Мишель истерично хохотнула, - но он был решительным дерьмом. Твердым, как стальной лом, если дело касалось его интересов. И всегда добивался, чего хотел. Сейчас он захотел тебя.

«Не просто захотел,» - машинально поправил её про себя Макси, вспоминая его взгляд там, в уборной. Его сбившееся дыхание. И ещё, тот , полный свинцовой тоски, взгляд на злополучной вечеринке.

Они сидели вдвоем в сквере неподалеку от их старой школы. Было темно и холодно. Разъяренный Джеймс ушел следом за Тони, и у Макси даже не было сил его останавливать. Всеобщее веселье как-то сразу увяло. И вот, теперь он здесь с Мишель, на ледяной ночной скамейке, пытается понять, выяснить… что ? Ей-Богу, от загадок Стонэма уже тошнило.

- Я устала, - снова заговорила Мишель, - я больше сюда никогда не приеду.

И Макси остался один. Подумал про Тони, - тот тоже сейчас один. «Черт возьми, блять!.. Нахуя я приперся в ебучий Бристоль?..»

Тони всегда болтал про острые ощущения. Про новые впечатления, что хочет попробовать все. Макси припомнил ту дурацкую поездку в Россию. Но это было до аварии. Нет, тогда – все не то. А вот Тони Стонэм после аварии задел что-то в нем. Он вспомнил, как опекал его в те тяжелые дни. Всегда говорил себе, что это просто потому… потому, что он это может. И потому, что Тони – друг, нуждающийся в помощи. Да только вот дело было в том, что особенными друзьями они не были никогда. И это делало гладкие объяснения Макси несколько несостоятельными. А если бы Тони тогда сказал ему все, что вывалил сегодня? Гребаное самокопание, какого хрена он пытается выудить из своих измученных мозгов?!

"- Ты вспоминал о нем после отъезда? – Да
- Ты сейчас морозишь тут себе задницу из жалости к нему? – Нет
- Ты можешь представить вас вместе? – Ооо… да
- Ты… хочешь? – Да, Да, черт возьми, ДА!!!
- Так в чем же дело? – Я боюсь ему доверять. Я боюсь, что через месяц он меня с легкостью пошлёт! Это же Стонэм. И Мишель сказала…
- Трус. – Но я!!. – Трус!.."

Макси грязно выругался и вскочил со скамейки. Спустя двадцать минут он нажимал на кнопки телефона у дома Тони.
- Да?..

- Ты когда-нибудь забирался вверх по этой гребаной трубе, Стонэм?

* * *
Через четверть часа Макси совершенно голый лежал на кровати в старой комнате Тони. Тот целовал его лицо, шею, а Макси запускал пальцы в отросшие волосы, скользил по плечам… Он был возбужден, да, но и смущен тоже. Всего несколько часов назад подобное развитие событий было из разряда фантастики. Очень, очень больной фантастики.

- Макси? – Тони неуверенно прижался губами к его уху, - Макси.

Его рука скользнула по животу вниз. У Макси стоял и стоял внушительно, но тони все равно чувствовал, что тот напряжен.

- Послушай, мне тоже не по себе, знаешь. Еще пару часов назад я думал, что я чуть ли не самый унылый лузер в нашем чертовом Королевстве. А сейчас ты здесь, и я все равно не уверен, что это не галлюцинация, - Тони усмехнулся ему куда-то в волосы, - когда я был сегодня у Мишель, мне показалось, что ты танцуешь за окном. На блядской лужайке под фонарями. Хочешь, мы просто поговорим. Вовсе не обязательно…

- Вечером? – перебил его Макси.
- А?
- Я приглючился тебе вечером?
- Ну, да.

- В седьмом часу я отплясывал на крыше, - Тони не видел, но чувствовал, что Макси улыбается, - родители пригласили в гости дядюшку Оливера с кузенами и попросили меня показать им… в доме не было места.

С этими словами он нащупал в темноте плечо Тони и притянул его к себе. Принялся целовать, на этот раз горячо, страстно, как оно и должно было быть. Он играл с его языком, скользил по нёбу, по внутренней стороне щеки… Тони рывком сел на кровати и, приподняв Макси, усадил его напротив. Его стояк теперь упирался Макси в пупок и Тони тихо и хрипло простонал в его приоткрытые губы. У Макси от этого еле слышного стона совсем отпустило тормоза. Он выгнулся, прижавшись членом к паху Тони. Тот в ответ обхватил губами его сосок, лизнул, слегка прикусил, тут же подул на влажное место укуса. Прочертил дорожку ртом ко второму. Поднялся вверх, всосал нежную кожу на горле, там, где бьется пульс. Макси запрокинул голову и шумно выдохнул.

Теперь Тони уже не казалось, что он куда-то исчезнет, как очередная бредовая галлюцинация. Нет, это он, Макси. Живой, теплый. Стонет под его поцелуями, и его пятки упираются ему в поясницу. Самый смелый сон стал реальностью.

Тони сжал пальцами его ягодицы и снова накрыл губами мягкий рот. Целуя опрокинул на подушки и обхватил руками лицо. Щеки Макси пылали, ладони легли на его спину. Он нетерпеливо ёрзнул под ним. Поняв нетерпение, Тони, целуя и покусывая кожу на груди, потом на животе, спустился вниз. Член Макси буквально разрывало, а еще он вдруг осознал, что с Джеймсом так никогда не было. Так пронзительно-обжигающе. Даже в первый раз.

И еще это было как-то… правильно. Словно кусочки паззла с легким щелчком встали на место, идеально совпав краями. Это была последняя связная мысль, которую успел подумать Макси, потому что в следующую секунду его член оказался у Тони во рту.

Сначала тот, словно дразня, провел языком по головке, пощекотал дырочку. Обхватил ладонью мошонку, осторожно сжал, потом губами и языком скользнул по всей длине. Вниз-вверх, привыкая. Макси нетерпеливо подался ему навстречу, комкая пальцами простыню. У Тони самого в паху уже нестерпимо ныло. Он опустил другую руку вниз, но Макси перехватил ее.

- Нет… стой, - сквозь частое дыхание выдавил он, - я хочу, чтобы мы… вместе.

Мягко оттолкнув Тони, он свесился с кровати и стал нашаривать в темноте свою куртку. Как назло, чертова одежда не находилась, а потом он ещё никак не мог угодить в нужный карман. Наконец, макси вложил тони в руку тюбик.

- Тебе уже… приходилось?

- Нууу… - первым порывом было соврать, что да, и не однажды, но язык, черт возьми, не повернулся, - как-то один раз с Эбби.

- Не бойся.

Тони отщелкнул крышку. Через секунду Макси почувствовал на ягодицах прохладные пальцы, с шипением втянул воздух и раскинул ноги пошире. Сначала Тони нерешительно провел пальцем между ягодицами. Это ведь Макси. Макси! С ним нельзя как с остальными. Как нельзя, он и сам не знал, но чувствовал, что с ума сойдет, если что-то пойдет не так. Осторожно погладил дырочку. Макси нетерпеливо заелозил и обхватил рукой свой член.

- Ну же, а?..

Тони аккуратно просунул внутрь один палец и принялся медленно двигать, расслабляя тугие мускулы. С ума сойти. Так горячо, так нежно… Он здесь, доверяет ему, раскрывается… От нахлынувшей нежности тони хотелось кричать во все горло. Вместо этого он положил другую руку поверх пальцев макси и прижался губами к твердой головке. Макси застонал совсем низко, двинул задом навстречу его руке, и Тони добавил второй палец. Голова Макси заметалась по подушке и он зажал себе рот свободной рукой, чтобы не перебудить весь дом.

- Т-ттони! Прошу тебя! – наконец, не выдержал он и Тони, напоследок скользнув смазанной ладонью по своему члену, опустился между его бедер. Не спеша закинул ноги Макси себе на плечи и вошёл. Тот закусил руку и дернулся. Тони тут же обеспокоенно склонился к его лицу, но тот покачал головой.

- Просто у тебя… Чуть больше, чем у Джеймса. Непривычно, вот и все.

Легонько прикоснувшись к его губам, Тони начал двигаться. Очень осторожно, медленно, не входя до конца, хотя, видит Бог, сдерживаться было невероятно трудно. Макси сжал его предплечья и стал подаваться навстречу его толчкам. Не выдержав, снова прикусил пальцы, а когда Тони сжал его член, хрипло выдохнул:

- Вставь его… поглубже!..

От этого гортанного полувсхлипа Тони совсем поехал крышей. Он двинул бедрами сильнее и вошел на всю длину. От невероятных ощущений из глаз посыпались искры, он, наклонившись, впился Макси в губы. Тот ёрзнул под ним, угол сменился и член Тони угодил по простате.

- Твою мать, аах, Стонэм, ещё…

Хватило всего нескольких толчков, и Тони почувствовал у себя на животе липкую горячую влагу. Макси впился в его плечо зубами, а руками надавил на поясницу, и он сам спустя секунду кончил. И это было так ярко, непередаваемо, почти болезненно, что у Тони даже потемнело в глазах и заложило уши. Несколько минут они лежали, тесно прижимаясь друг к другу, и тяжело дыша.

* * *
Потом они стояли у раскрытого окна, кутаясь в одно на двоих одеяло, и передавали друг другу самокрутку. Сделав последнюю затяжку, Тони щелчком отправил окурок на газон и пробормотал Макси в макушку:

- А ведь тебе завтра в твою Академию Искусств…

- А тебе – в твой Кардифф, - тут же подхватил Макси, - но, Стонэм, это не имеет ровным счетом никакого значения, потому что тебе не удастся так легко от меня отделаться.

Тони рассмеялся. Развернув Макси к себе лицом, снова стал целовать и понял, что уснуть им сегодня вряд ли удастся. Целуясь, они не обращали внимания на колышущуюся занавеску, и на соседку из дома напротив, которая наблюдала за ними во все глаза, от удивления зажав рот ладонью. Не видели они и Рождественскую фею, которая выплыла из-за облака в обнимку с присмиревшим Джокером, немного покружила на фоне луны и улетела прочь по другим важным делам.

@темы: 1 поколение, фик

Комментарии
2011-01-05 в 12:46 

Нет ничего невозможного, если ты охерел до нужной степени.
Отличная история! Мальчики получились очень живые и узнаваемые, не смотря на заявленное в шапке ООС.
И энца очень симпатичная:bravo:.

2011-01-05 в 14:36 

tatiana- tiana О, спасибо) просто меня все терзают смутные сомнения, стал бы Тони так поступать, но, в целом, наверное, это смотря насколько поехать крышей после катастрофы. Случается, с людьми после подобного творится странное( И вообще...
А за нцу отдельное спасибо)) автор практикуецо :smirk:

2011-01-07 в 01:17 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Спасибо!
Совершенно прекрасная рождественская история! Очень понравились рассуждения Мишель.
Покорили фея с Джокером )))
И совершенно не оос, очень хорошо представляются герои! Спасибо!

   

Skins Slash

главная